luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Нет от судеб защиты...

«А теперь поднимем бокалы за мир во всем мире». Славный советский тост! А каков замах, во всем мире и не менее того. Не получилось однако ни во всем мире, ни в какой-либо его части. Вот расскажу вам, как исчез мир в одном отдельно взятом доме, где мы купили квартиру более двадцати лет назад и живем по сей день. В доме нашем всего двадцать квартир, два пентхауза и две нижние квартиры с большими садовыми участками принадлежат коренным израильтянам, а на четырех промежуточных этажах разместились русскоязычные граждане со всех концов бывшего Союза Советских. И это соотношение неким мистическим образом сохранялось годами, хотя, конечно, в каких-то квартирах жильцы менялись. Председателем домового комитета все эти годы был у нас израильтянин - отставной офицер, владелец пентхауза, Меир. Дом содержался в относительном порядке и, хотя от жильцов требовалось все больше выплат, народ ворчал, но соглашался. Что же касается отношений между соседями, то все были достаточно вежливы и относительно приветливы,  а большего и желать нельзя. Но вот года полтора назад появились у нас новые русскоязычные жильцы – пара пенсионеров. Глава семьи  - Григорий, человек очень энергичный и на все руки мастер, нашел в состоянии дома множество недочетов. Кое-что он сам  исправил бесплатно, исправление другого требовало затрат, но денег на это не оказалось. Тогда Гриша составил план необходимых работ и смету, переговорил с соседями, и на ближайших выборах был «русским» большинством избран председателем домового комитета. Нехотя, после многократных напоминаний, Меир передал новому председателю документы за прошлый год, и выяснилось много неприятных нюансов. Оказывается, жители пентхаузов – председатель и его заместитель, денег в домовой комитет вообще не платили. А собранные с жильцов деньги иногда расходовали сомнительным образом. Все это было обнародовано, и зазвучали фанфары войны. Ивритоязычные перестали здороваться с русскоязычными. Объявления с новенькой доски объявлений злостно сдирались, иногда вместе с доской. Но истинное сражение разыгралось из-за бомбоубежищ. Григорий получил ключ от укрепленных помещений на первом этаже, предназначенных для укрытия жильцов от грядущих ракетных атак, и обнаружил, что жители пентхаузов используют их как личные склады. Он потребовал немедленно освободить эти помещения, но никто и ухом не повел. Гриша не намерен был ждать и обратился в службу тыла за помощью. Инспектор службы тыла явился и сделал грозное предупреждение – бомбоубежища должны быть освобождены в течение недели под страхом крупного штрафа. В воскресение вечером Меир взял у Григория ключ от бомбоубежища, а в понедельник утром лобби нашего дома было завалено всяческим хламом, извлеченным из бомбоубежища. Вскоре явилась телега для мусора с парой рабочих, хлам побросали в телегу и увезли, наверное, на свалку. В середине дня вернулась с работы жена Меира Ронит и началось... Вопль ее пронзил шесть этажей нашего дома и спугнул голубей, воркующих на крыше. Кричала она что-то неразборчивое, но совершенно понятное. Проклятия «русским» - ворам и мерзавцам, которых нельзя было пускать в Страну, перемежались с жалобами на свою несчастную жизнь. Распалившись до предела, она помчалась к Гришиной квартире и забарабанила в дверь. Гриши дома не было, открыла его жена. Ронит без объяснений ударила ее по лицу и попыталась ворваться в квартиру, но была остановлена сбежавшимися на вопли обеих женщин соседями. Только сейчас удалось понять, что вынесенный в лобби хлам был вовсе не хламом, а ценной электроникой, которую должен был увезти ее сын, что среди прочего выкинули, а, может быть похитили, аппаратуру ценой в десять тысяч. Позже, в заявлении в полицию, цена похищенных вещей выросла до пятидесяти тысяч. А у Гришиной жены начался сердечный приступ, да такой, что пришлось обратиться в приемный покой больницы. На следующий день Григория вызвали в полицию на допрос. Вернувшись домой, он связался с адвокатом, по совету которого подал в ту же полицию жалобу на избиение жены.
Сейчас в доме тишина, соседи говорят друг с другом приглушенными голосами, ступают по коридорам осторожно, но под этой сдержаностью кипят страсти роковые, а в полиции две раскаленные папки лежат на столах следователей. Что-то будет?!
Tags: Соседи, Тема для обсуждения, Факты и толкования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments