luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Category:

Господин маркиз

                                                           В соавторстве с ottikubo

В 1824 году в небольшом особнячке на улице Фобур Сент-Оноре неким господином Дюбуа был организован кружок любителей литературы. Господа среднего возраста собирались два раза в месяц, чтобы побеседовать о французских литераторах и их творениях. Говоря откровенно, их интерес был сосредоточен на одном писателе, аристократе, пережившем революцию и умершем десять лет назад, но оставившем по себе, кроме романов и пьес, множество загадок, слухов и сплетен, в которых его почитатели старались разобраться, отделив правду от вымысла. На нынешнем заседании обсуждались два свидетельства, пересказанных любителям словесности людьми, долгое время находившимися в обществе маркиза и рассказавшими эпизоды, которые им запомнились.

Как всегда, свидетельства о событиях, произошедших тридцать лет назад, противоречили друг другу в деталях. Члены кружка так и не узнают, был ли посетитель тюрьмы молод или стар, принес ли он узнику яблоки или фиги, отправил ли свою посылочку бесплатно или заплатил пол экю. Тем не менее, воспоминания эти имеют большую ценность, ибо обрисовывают личность писателя с тех сторон, о которых нынешнему поколению его почитателей и хулителей мало что известно

Рассказ Анри Мишона

Анри протирал стекла в мансарде, когда услышал звон колокольчика у двери. Спускаться ужасно не хотелось, но честь дома требовала, чтобы двери отворялись всякому, позвонившему с парадного входа. Он сбежал по лестнице, на ходу поправляя парик и застегивая золоченные пуговицы ливреи. Посыльный передал ему письмо, запечатанное алым сургучом с оттиском дамского перстня. Анри положил письмо на серебряный поднос, стоящий в прихожей на специальной тумбе, поколебался секунду и дал пареньку монетку в два су. Тот поклонился и убежал.
Анри был в отчаянии. Господин маркиз оставил немного денег, и те закончились неделю назад. Два су, которые Анри потратил, чтобы не уронить честь господина маркиза, принадлежали к последним монетам его собственных денег. В кладовых оставались колбасы и вино, однако не было ни хлеба, ни молока, ни сыра. И мастику для пола, и воск для мебели купить было решительно не на что.
Анри снова поднялся на третий этаж, продолжая свою работу. Еще полгода назад в мансарде спало восемь человек прислуги. С тех пор, как господина Маркиза увели, все они самовольно и бесстыдно покинули дом. Остался только Анри. Он был лакеем, и господин Маркиз, замечая истовую преданность Анри, обмолвился как-то, что, возможно, назначит его младшим камердинером. Анри был обязан господину Маркизу всем.
Год назад, слоняясь по улице дождливой ночью, потеряв осторожность от голода и усталости, он бросился наперерез карете, надеясь получить милостыню, и получил, разумеется, удар кнутом. Он упал и почувствовал ужасную боль в ноге. Позже ему сказали, что заднее колесо кареты переехало его ногу. Любой на месте господина Маркиза оставил бы бесчувственного бродягу в луже и поехал бы к своим ночным развлечениям. Но не Он. Господин велел подобрать потерпевшего, карета повернула назад. Был вызван настоящий лекарь. С тех пор Анри жил в тепле и сытости. По приказу господина его обучили непростым премудростям лакейского мастерства. Он ловил на лету каждое указание и, хотя и был неграмотен, за несколько месяцев обучился правильному парижскому выговору и выражениям, приличествующим слуге из аристократического дома.
Прислуживая за столом, Анри узнал из разговоров гостей, что его господин не только великодушен и добр, но и геройски отважен. Он отличился храбростью в Семилетней войне и был дважды повышен в чине за подвиги на поле битвы.
А еще он был красив, как никто другой, исключительно галантен с дамами, которым, без сомнения, нравился, щедр, образован и умен. Гости рассказывали об успехе пьес, написанных господином Маркизом, и о замечательных книгах, им сочиненных. Все это и вызвало ненависть, происходящую из зависти и послужившую пищей для клеветы, в результате которой господин Маркиз оказался в тюрьме.
Хозяин, оклеветанный, томился в застенках, а Анри нуждался в деньгах для поддержания своей жизни и достоинства парижского особняка.
Он подумал, вздохнул, достал из буфета фарфоровый поднос с гербом, спустился в прихожую, переложил письма с серебряного подноса на фарфоровый и принял окончательное решение: серебряный поднос, на котором не было герба, продать, а деньги использовать на пользу дома, оставленного предателями-слугами.
Неопытный лакей был удивлен тем, какую значительную сумму получил за небольшую вещицу. И по той предупредительности, с которой ювелир предложил оказывать свои услуги и в будущем, догадался, что продал слишком дешево. Зато это позволило попросить приказчика написать записку Господину в тюрьму. В записке этой Анри кратко продиктовал обстоятельства своей нынешней службы и попросил одобрения господина маркиза на его самовольную продажу, так как на содержание дома из поместий не присылают никаких средств.
На вырученные деньги он купил цыпленка, хлеба, овощей, молока, целую тележку угля для камина и вожделенной мастики для пола и мебели.
Записку вместе с корзиночкой сыров, куском ветчины и фунтом сушенных фиг Анри отнес в тюремный замок и договорился со стражником, что заплатит, только когда получит ответ – доказательство, что письмо и снедь действительно доставлены адресату. Он с легкой душой уплатил тюремщику пол-экю, взял незапечатанный ответ, написанный знакомым почерком господина, и отправился домой.
Анри затопил кухонную печь и приготовил себе горячей еды – изжарил цыпленка и дополнил его спаржей, латуком и белым луком. Он открыл бутылку вина, согрел хлеб и ужинал, наслаждаясь едой и душевным покоем. Хоть письмо господина Маркиза и не было прочитано, Анри был уверен, что хозяин не бранит его. Он мог бы отнести листок в соседний дом и попросить кучера прочесть, но слуги из соседних домов питали к его господину необъяснимую неприязнь и говорили о нем чудовищные вещи, которые Анри, разумеется, не слушал. Так что никто поблизости помочь ему не мог.
Однако не прошло и двух дней, как тюремщик принес Анри еще одно письмо и сам же прочел ему оба.

Рассказ Гастона Барбье

Каждый будний день сразу после того, как колокол церкви Сен-Поль Сен-Луи отбивал полдень, старший тюремщик Бастилии выходил из единственных ворот наружного двора крепости, чтобы принять передачи для заключенных. Два су справедливая цена за передачу в самую охраняемую тюрьму Франции, но Гастон был сентиментален и не скрывал этого. С госпожи Френель, матери полубезумного фальшивомонетчика Жерома, он брал пять лиардов и не одним денье больше. Ведь она так напоминала его покойную матушку: такие же стоптанные чистые башмаки и такая же порыжевшая от старости шаль на сгорбленных плечах. На содержание заключенных выделялись гроши, так что кормили их хуже некуда, и тем не менее передачи приносили не всем. В камере над Жеромом содержался Полковник, которому никогда ничего не приносили. Этого человека Гастон узнал, как только увидел. Почти двадцать лет назад, когда Гастон был солдатом, с ним случилась беда: он и еще десяток улан сопровождали карету с важной персоной в Каркасон, что во французских Пиренеях, а командовал ими Полковник, тогда еще майор. Уже в самом конце путешествия, в сумерках, совершенно неожиданно из-за густых кустов, обрамлявших дорогу, раздался залп и тут же на дорогу выскочило несколько десятков испанских разбойников. Двое товарищей Гастона были убиты на месте, а он, предчувствуя неминуемую смерть, как будто лишился сознания, соскользнул с лошади в траву на обочине и застыл. Схватка продолжалась несколько минут, а когда все стихло, Гастон начал отползать с дороги в кусты и тут же получил сильнейший удар по ребрам. «Подымайся, мерзавец, - спокойно сказал стоящий над ним майор, - повесить тебя немедленно или сдать завтра коменданту в Каркасоне? Нет, сейчас не повешу, людей осталось мало, но хоть что-то ведь тебе причитается, не так ли?» И он со всей силы врезал Гастону кулаком по лицу, выбив два передних зуба и скосив нос на сторону.
Гастон и все выжившие драгуны еще месяц отдыхали и залечивали раны в местном гарнизоне. Затем Гастон вернулся к постоянному месту службы и узнал, что майор был приглашен на королевский прием, где сам Людовик произвел его в полковники.
В следующий раз они встретились, когда Полковника разместили на втором этаже угловой башни крепости и отдали на попечение Гастона. Вот тут Гастону пришлось задуматься, ненавидит он Полковника или благодарен ему. Глядя во время бритья в маленькое зеркало, оставшееся ему от матушки, он видел щербатый рот и уродливый нос, почти прижатый к щеке – работу Полковника. Жизнь прожита без ласки и семейного уюта, ведь так и не нашлось женщины, которая готова была бы выйти замуж за криворожего отставника. Но после воскресной мессы, за чистым столом в маленьком мощеном кирпичом дворе винного погребка «Лоза из Прованса» он выпивал свой первый стаканчик любимого белого за Полковника, который и мог, и должен был повесить его, труса и дезертира, но ведь оставил жить.
Всем сомнениям пришел конец, когда Гастон принес Полковнику обед, а тот спросил, любит ли тюремщик театр. «О да, - воскликнул тот, - я завсегдатай галерки Комеди Франсез». «Тогда прочти вот эти две страницы из моей будущей пьесы. Мне необходимо понять, смешно ли это». Гастон не дочитал до конца, от смеха у
него выступили слезы, это было ужасно смешно и совершенно непристойно. Полковник забрал у него листки и сказал, что с галеркой ему все понятно. Бог мой, надо же такому случиться, мнением Гастона интересовался автор пьесы... Теперь Гастон был готов для Полковника на все. И вот представился случай.
Однажды к Гастону, ожидавшему передач, подошел незнакомый старик и попросил передать полковнику посылку: кусок сыра, свежую булку, корзиночку яблок и запечатанное письмо. Денег у старика Гастон не взял. Письмо он обязан был по службе прочесть и, если бы в нем обнаружилось что-нибудь подозрительное, передать его господину де Лонэ, коменданту крепости. Ничего подозрительного в письме не было. Старик жаловался на нехватку денег, писал о том, что продал какие-то вещи, и просил разрешения еще что-нибудь продать. Гастон все передал Полковнику, который обрадовался сыру и яблокам, как ребенок. Следующим вечером Гастон сидел в столовой своей квартирки, а на столе перед ним стоял бокал рубинового цвета, оплетённый серебряной нитью. Ничего подобного он не видел даже в витринах дорогих магазинов.
Случилось вот что. Утром во время уборки, когда помощник отошел вылить помойное ведро, Полковник неожиданно обратился к Гастону со словами: «Друг мой, мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал, ты готов?». Затем он снял с пальца кольцо с крупным синим камнем, отдал его Гастону и попросил отнести как можно быстрее на рю де Бираг 15 возле площади Вогезов. Высокую дверь когда-то роскошного, а ныне слегка обветшавшего дома открыл вчерашний старик. Со слезами на глазах он принял кольцо, а письмо, сославшись на слабость глаз, попросил прочесть. И вот что в нем было: «Дорогой Анри, мне ужасно жаль, что несчастья, обрушившиеся на меня, задели и тебя. Разумеется, я нисколько не сожалею об упомянутых тобой безделках. Продай это кольцо ювелиру Бенавенте на бульваре Распай и скажи ему, что я прошу за кольцо всего сорок луидоров. Он тебе не откажет. Приноси мне хотя бы раз в неделю ветчины и сыра, лучше всего бри или камамбер, и какие-нибудь фрукты, лучше груши или сливы. А тому, кто передал тебе кольцо с письмом, моему другу Гастону, отдай венецианский красный бокал из моего кабинета.

Любящий тебя
Донасьен Альфонс Франсуа маркиз де Сад»
Tags: История и человек, Рассказ
Subscribe

  • Выставка в Амстердаме

    В самом центре Амстердама на полпути от квартала красных фонарей к площади Рембрандта находится художественная галерея Мокум. Галерея эта известна…

  • Прямые углы и городская скульптура

    Геометрические пристрастия необъяснимы. Кто-то любит овал, а кто-то, наоборот, с детства овалов не любит и упорно рисует углы. А скульпторы,…

  • До чего коронавирус довел...

    С короной вирус или без, а гулять мне прописано врачем. Вот и гуляю. Но гуляю недалеко, как прописано законодателем. И довольно жуткое ощущение от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments