luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Categories:

Несимметричный орнамент. Часть V

                                                                                         В соавторстве с ottikubo

          Заканчивается второй месяц моего пребывания в Сестрорецке. Испросил продолжения отпуска по состоянию здоровья и получил его. Этой ночью, противу прошлых, наконец, выспался, а все оттого, что принял твердое решение. А в прежние ночи только закрою глаза, а она уже где-то в виду, но всегда в отдалении. Однажды видел ее, как бы на променаде в Ницце, другой раз - на лестнице в Тюбингенском университете, где когда-то учился. И не могу догнать. Теряется, исчезает, а я просыпаюсь, уставший от безнадежной погони, и после, уже до утра, сна ни в одном глазу. В мой последний приход к «Сестрам» в среду приказчик на просьбу позвать хозяйку сухо ответил, что уехала она по делам в Петербург, когда вернется, ему неведомо, но в субботу обычно хозяйка в магазине присутствует и самых лучших клиентов обслуживает сама. Что я почувствовал? Злость, обиду и полнейшую беспомощность. Что же мне действительно делать с моей одержимостью этой женщиной
? Я попытался пригласить ее отобедать со мной в ресторане или хотя бы попить кофе в кондитерской. Но получил очень вежливый и убедительный отказ.
     - В таком маленьком городе, - с улыбкой сказала она, - незамужней женщине в сопровождении постороннего мужчины появиться никак не возможно, чтоб не пошла волна сплетен и домыслов, что очень плохо влияет на торговлю. Я, право слово, ваше приглашение очень ценю, но принять его не могу.
    - Тогда, может быть, съездим в Петербург. Пообедаем в «Медведе» или вот прекрасное, спокойное место - ресторан гостиницы «Астория». В Гостином дворе, в конце концов, тоже неплохо, а там два или три прекрасных ювелирных магазина, совершенно европейских, вам было бы, наверное, любопытно заглянуть в них.
      - Обещаю подумать над вашим приглашением. - И это все! Ничего определенного.
Как всегда в моменты отчаянья, я обратился к сестре. Прямо из санатория отправил ей телеграмму: «Тасинька скучаю навести субботу больного братца». Детское имя сестры было нашим секретом. Если я обращался к ней так, значит происходило что-то особенное. На следующий день получил ответ: «Встречай субботу утренним поездом».
До субботы, чтобы хоть чем-то занять себя, истово занимался лечением, и уж ходил, наверное, верст по десять и после обеда, и перед сном.
А в субботу припозднился, прибегаю на станцию, а на перроне Стася стоит вместе с Сашенькой, моей десятилетней племянницей. В станционном буфете за чаем с пирожными выяснилось, что Саше доктора очень рекомендовали морской бриз вкупе с хвойным воздухом — вот они и приехали посмотреть, а не снять ли здесь на следующий сезон квартиру или заказать лечение в санатории. По дороге к морю в хвойной аллее нашлась удобная скамейка, и мы присели отдохнуть. Саша помчалась искать красивый цветок для мамы, и мне, наконец, удалось объяснить, что означает сей сигнал бедствия. И десяти минут не понадобилось сестрице, чтобы понять все.
      - Бери Сашу и идите гулять на берег моря, через два часа встретимся в салоне санатория. Я пойду в магазин, может быть выберу что-нибудь оригинальное для подарков, а уж заодно поговорю с хозяйкой. – Стася вручила мне свой саквояж, расспросила, как пройти к магазину, и ушла деловой походкой. А мы с Сашенькой остались вдвоем, но совсем не скучали. Моя племянница - девочка хрупкая и несколько болезненная, но умненькая и необыкновенно для своих лет развитая. Мы с ней прекрасно провели у моря два часа и вернулись к сроку до прихода Стаси. А появилась она с несколькими пакетами, в одном из которых оказалась чудесная фигурка рыжей лисы из янтаря для Саши. После этого племянницу усадили в кресло с книжкой, которая была припасена в саквояже, а мы перешли в вестибюль.
     - Слушай меня и не перебивай, - сердито сказала Стася, - через полчаса пойдем обедать, а потом проводишь нас на вечерний поезд. Видела я твою Лизавету, слышала, как она беседует с покупателями, да и сама с ней поговорила. Спору нет, женщина она приятная, в людях разбирается прекрасно и собой хороша на зависть. Но она женщина необычная. Может такие и попадаются в московских купеческих семьях старообрядцев. У Рябушинских там или Морозовых, может и она из них, не знаю. Ты не взыщи, я буду называть вещи своими именами. Не пойдет «дочь» из хорошего дома «Гордеев и дочь» с тобой в нумера, что бы ты ей не предлагал. Она и слушать твоих предложений не станет. Не польстит ей и стать твой содержанкой. Чем же ей тогда заниматься? Она вовсе не Китти. Вся эта петербургская накокаиненная богема с развратными поэтическими салонами и политическими кружками – ее ли это? Может быть, ей будет лестно стать княгиней, светской женщиной в полном смысле. Но это значит, ты должен сделать предложение по всей форме и обвенчаться, как положено. Конечно, это скандал, конечно, с отцом ты рассоришься, и бабушка будет страшно огорчена, но другого способа быть тебе с ней рядом нет. Если пойдешь на это, многим я тебе помочь не смогу, но обещаю принимать вас в своем доме. И помогу ей встроиться в новую жизнь, если она того пожелает. И все, не о чем больше говорить. А вещицы у нее красивые и оригинальные, я несколько купила. Сашенька небось проголодалась уже.   Пошли обедать! – И не дав мне и слова сказать, сестра позвала Сашу.
       Я вернулся в свой апартамент и тотчас же сел писать Лизе письмо: «Уважаемая Елизавета Прокофьевна, знаю, что нет нужды изъяснять Вам, что полюбил Вас с первого взгляда. Вы, конечно, это и сами заметили. Но хочу заверить Вас в том, что чувства мои и сильны, и чисты. А намерения у меня самые серьезные. Прошу Вас об одном: дайте мне возможность приватно объясниться с Вами. Если это невозможно здесь, я готов поехать за Вами в Петербург, а хоть бы и в Вену. Подарите мне полчаса для объяснений, и обещаю с полным уважением отнестись к любому Вашему решению.
Остаюсь в надежде на благоприятный ответ.
Ваш Петр».
Я запечатал письмо. Отдал его Густаву, наказав, чтобы передал только в руки хозяйки магазина, и остался ждать ответ.
Густав вернулся и сообщил, что госпожа Гордеева обещала прочесть в свободную минуту и непременно ответить. Чем мне и пришлось удовлетвориться.  Удивительная женщина – ничего не хочет делать, повинуясь импульсу. Ни к чему не позволяет себя принуждать. Казалось бы – какая безделица – прочесть несколько строчек. Небось и любопытство ей не чуждо. Однако действует, как находит правильным. Оставляет себе время на размышления. Мне бы иметь столько терпения и благоразумия.
Tags: Рассказ
Subscribe

  • Simone et Yves

    Посмотрите, господа, на этот барельеф. Мне его подарила сестра. Симона Синьоре и Ив Монтан, 1975 год. В год создания этого барельефа Монтан уже…

  • Сколько стоит цитата?

    Друзья, вот сейчас, в эти дни проходит аукцион Сотби, на котором выставлен триптих David Hockney “ Tall Dutch Trees After…

  • К давно прошедшему празднику

    Собрался к 8-му марта, как делаю каждый год, написать текст о женщине особенной и, как обычно, не уложился в срок. Сегодня вспомним Иоанну,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Simone et Yves

    Посмотрите, господа, на этот барельеф. Мне его подарила сестра. Симона Синьоре и Ив Монтан, 1975 год. В год создания этого барельефа Монтан уже…

  • Сколько стоит цитата?

    Друзья, вот сейчас, в эти дни проходит аукцион Сотби, на котором выставлен триптих David Hockney “ Tall Dutch Trees After…

  • К давно прошедшему празднику

    Собрался к 8-му марта, как делаю каждый год, написать текст о женщине особенной и, как обычно, не уложился в срок. Сегодня вспомним Иоанну,…