luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

"Гамлет" в Камерном

В Камерном «Гамлета» поставили в 2005 году, но и сегодня он идет, как премьерный – накал на пределе. Постановка суперсовременная. Спектакль ставится в длинном узком зале. Вдоль длинных сторон зала установлено 8 рядов вращающихся кресел по 15 кресел в ряду. Между креслами такое расстояние, что, вращаясь с креслом, вы нисколько не касаетесь соседа, а он, соответственно, вас. Между 4 и 5 рядами имеется широкий, метра в 3, проход от одного торца зала к другому. В этом проходе и разворачивается большая часть действия. Противоположные торцы зала с небольшими сценами представляют собой королевский дворец и дом Полония. За креслами, вдоль длинных стен зала находятся дорожки, по которым артисты также могут перемещаться из конца в конец зала. Такое членение пространства постановки приводит к совершенно уникальной вовлеченности зрителя в спектакль. Артисты двигаются мимо вас, оказываются сзади или далеко сбоку. Вы поворачиваетесь и видите часть происходящего, а другая часть в это время может происходить вне поля вашего внимания. Так, в сцене мышеловки приезжие артисты играют в одном торце, а король и королева наблюдают зрелище с другого торца. Все это не только не мешает, но, напротив, делает действие по-детски интересным, поскольку призрак может оказаться где угодно и дуэль может разворачиваться самым непредсказуемым образом. Кроме того, зрители все время ощущают себя как бы частью дворцовой челяди, В какой-то момент Гамлет, проходя по проходу, раздраженно отдает кому-то из зрителей бумажку, поднятую с полу, и это выглядит совершенно естественно. Костюмы актеров условные, тяготеющие к современным. Весь реквизит тоже весьма условный, от бальных платьев королевы, до шутовских нарядов Розенкранца и Гильдерстерна. Актерам должно быть сложно существовать в таком не привязанном к каким-то историческим ориентирам мире. И, тем не менее, актерам в этом спектакле вольготно. Много простора, много настоящего движения. Особенно хороши  Клавдий (Гиль Франк), Полоний (Ицхак Хизкия) и Гамлет (Итай Тиран). Нет, хороши все, но эти особенно
           Теперь о постановке. Не изменяя ничего в словах Шекспира, но лишь сокращая текст, режиссер формирует действительность, намного более жесткую и, я бы сказал, циничную, чем это представлялось Шекспиру. Вот этих слов Фортинбраса:

Пусть Гамлета к помосту отнесут,
Как воина, четыре капитана.
Будь он в живых, он стал бы королем
Заслужено.

в постановке нет. Входит громила Фортинбрас в форме десантника. Проходит среди трупов. Грубо сбрасывает тело Гамлета с трона и заявляет о своих правах на датский престол. И тут же Гораций, который только что говорил умирающему Гамлету, что хотел бы умереть с ним вместе, раболепно подносит новому владыке еду и вино. И никого не интересует, что произошло. Фортинбрас смачно жрет среди трупов, и это заключительный аккорд постановки. Этими мизансценами режиссер корректирует автора.  Из пьесы удаляются и так немногочисленные островки добра в топи лжи, предательства и злодейства.
             Вряд ли найдется много людей, которые отзовутся обо мне, как о весельчаке, но столь мрачный конец «Гамлета» - это даже для меня перебор. Впрочем, режиссер Омри Ницан, поставивший спектакль, виртуозный мастер театрального дела.


Tags: Рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments