luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

"Жизнь и Судьба" Додина на сцене "Гешера"

Скажу без обиняков: «Этот спектакль Додина меня разочаровал».

Но, сначала о хорошем. Было в постановке несколько чрезвычайно удачных решений. И первое, это волейбольная сетка, делящая сцену вдоль на переднюю и заднюю части. В прологе спектакля все его участники играют в волейбол. Это простенькое действие является ключом ко всему представлению. А представление это - театрализованный трактат о свободе. Но ведь любая игра предполагает полную свободу внутри принятых правил. Игрок волен принять мяч так или этак, мягко отпасовать или сделать «топку». Никто не властен над ним, он свободен, но свободен, пока соблюдает Правила. И вот сквозь волейбольную сетку - этот образ «Игры по Правилам» -  в постановке рассматриваются Сталинский и Фашистский режимы,  и выявляется их принципиальная разница, несмотря на массу общих деталей. При тирании Сталина Правила Игры были очень жесткими, но он лишал свободы и тех, кто от всей души был согласен играть по этим Правилам (Крымов). У Гитлера играющие по его Правилам были свободны, но Правила эти были столь чудовищны, что исключали существование целых народов, а играющие по этим правилам превращались в нелюдей.

И еще… режиссер говорит этой сценой: «Ну вот, ребята, я создал Правила этого представления, но сейчас мяч у актеров, и они свободны сыграть спектакль блестяще или провалить его».

У этой сетки есть еще одна важная функция. Она соединяет Тут и Там, Тогда и Сейчас. Маленькое усилие – пригнуться, шагнуть и вот уже «Тогда и Там» становятся «Сейчас и Тут»,  и некуда от этого спрятаться.

Другое поразительное решение режиссера - это установка в середину сцены ложа, на котором застывают в статических позах обнаженные любовники – главные герои. Они здесь и они вне действия, продолжающегося вокруг них. В последнее время стало модным раздевать актеров и актрис на сцене, привносить в действие этакий  «оживляж». Здесь не то. Здесь это работает по-настоящему. Чья это нежная кожа, волосы, грудь? Действующего лица или живой женщины, неважно, актриса она или нет. Прорывая все рамки и правила, поверх всех игр и представлений, эти обнаженные тела взывают к той безусловной Свободе, на которую мы все имеем право как созданные по образу и подобию Господа.

А что же было плохо? Плохо то, что спектакль стал театрализованной иллюстрацией некоторых глав романа. В спектакле слишком много времени занимают чтение письма, рассуждения о еврействе, свободе, политике, но почти совсем нет драматургии. Нет здесь тех зубчатых колес действия, которые начинают крутиться с началом спектакля и раньше или позже затягивают зрителя внутрь, так что зритель вместе с героем проходит все перипетии его сценической судьбы и выходит после спектакля измятым, но счастливым от чуда сопричастности. Так это было с «Дядей Ваней» Додина несколько лет назад. А вот сейчас этого не произошло. Впрочем, последняя сцена, когда Штрум соглашается  подписать позорное письмо, была по настоящему театральной.

 

Но… не хватило мне этого, чтобы воспринять представление удачным.



Tags: Рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments