luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Бертольд Брехт в Камерном


        «Кавказский меловой круг» Брехта поставил в Камерном театре известный режиссер Уди Бен Моше и вкусно поставил. Отличные зонги, всякие театральные штучки, приколы и находки, которые делают действие чрезвычайно интересным и неожиданным, иногда даже поверх сюжета. Вот, например, действие идет на помосте, а с двух сторон от помоста установлены штанги с одежными вешалками. Отыграв сцену, актер сходит с помоста снимает с себя и вешает на вешалку ту деталь туалета (шляпу, пиджак, юбку), в которой он был определенным персонажем и превращается  в неопределенное лицо в сером, уже ни в чем не виноватое, ни к чему не причастное, взывающее к добру и справедливости вместе с другими одетыми в серое. Мел появляется на сцене много раньше, чем рисуется знаменитый меловой круг. Декораций на сцене практически нет. Когда героиня приближается к горной деревне, кто-то из актеров берет мел и набрасывает им на черном заднике горы, деревья и домики. Когда героиня заходит в город прямо на помосте у нее под ногами кто-нибудь проводит мелом линии улицы и входа в дом. Таким образом магические свойства мелового рисунка оговариваются заранее.

         Но главное в этом спектакле - это два отличных актера, на которых все и держится: Нета Гарти в роли Груше Вахнадзе и Шломо Бар-Аба в роли Аздака. Мы видели Нету уже несколько раз, но нигде она не была так естественна, так слита с ролью, так откровенна и страстна. Ее монолог в конце второго акта, когда она выкрикивает судье  боль и отчаяние  человека, потерявшего все и безнадежно противостоящего государственной машине, буквально потряс зал. А вот Шломо Бар-Аба мы видели впервые, и было очень интересно. Конечно, он большой актер.  Сделаю тут некоторое отступление. Где-то в году 79-ом или 80-ом мы видели эту самую пьесу в театре Руставели в постановке Роберта Стуруа. Спектакль был прекрасный, но совершенно иной, что естественно. Роль Аздака в том спектакле играл Рамаз Чхиквадзе. И играл он народного мудреца, хитреца и праведника одновременно. Очевидно, что в том спектакле Аздак брал взятки только для того, чтобы удержаться на месте, ибо не берущий взятки автоматически оказывался под подозрением. Израильский актер играет совершенно другую личность. Это воришка, сластолюбец, трус и взяточник, но он актер от природы. И, как великий актер, который в жизни может быть пьяницей, скупердяем и тираном, а на сцене потрясающе играет Гамлета или Вертера, так и Аздак, сев в кресло судьи, начинает играть Великого Справедливого Судью, который останется навеки в народной памяти. Таким образом, артист Бар-Аба играет ничтожного человека, но великого актера, а может он и не играет, а просто играется, так легко все у него получается.

          То, что мне показалось лишним, это всякие намеки на текущие события, сделанные, разумеется, с левых позиций. Они были забавными, но с темами Брехта никак не соотносились. А спектакль получился славный, очень рекомендую.


Tags: Рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments