luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

"Оскар и Розовая дама" в Петербурге и Пензе

Ну, почему русскоговорящий народ не ходит в театр? На спектакле пензенского театра «Оскар и Розовая дама» в Иерусалиме было, от силы, человек семьдесят. И ведь билеты недорогие. И уж точно это представление не было  «чесом», актриса (Галина Репная) выкладывалась  на  самом пределе  душевных  сил. Может быть, зритель не пошел потому, что относительно недавно с этой же пьесой приезжала замечательная Алиса  Фрейндлих. Ну, так ведь это еще занятнее: сравнить, почувствовать детали и ньюансы.  А спектакли получились совсем разными и оба очень интересными.

Вообще-то это моноспектакли, поставленные по навязчиво морализаторской повести Эриха-Эммануэля Шмидта об умирающем в больнице мальчике, его сиделке, его друзьях и родителях. Повесть написана в виде двенадцати писем, одиннадцать из которых мальчик пишет богу, а двенадцатое, после смерти мальчика, пишет богу его сиделка. Повесть в пространство театра переводят актрисы, которые по ходу представления перевоплощаются то в мальчика, то в пожилую сиделку, то еще в кого-то.
 
Различия в трактовке начинаются  с того, что театры выбрали для своих постановок разные переводы повести. И что оказалось важно, в переводе Браиловского, который взят пензенцами,  Оскар называет свою сиделку «бабушка Роза», тогда как в более утонченном переводе Ирины Мягковой, который взяли в театре Ленсовета, говорится о «Розовой маме». И обе актрисы реализуют соответствующие образы.  Героиня Фрейндлих  это хоть и не молодая, но именно мать, которая уводит мальчика от ужаса и отчаяния к надежде и любви. Героиня же Репной это бабушка,  добрая, всё прощающая, сочувствующая и понимающая.  
 Рисунок роли у Фрейндлих жесткий, образы приправлены иронией, мальчик и сиделка у нее очень четко разделены и жестом и интонацией. У Репной все мягче, сердечней, ближе к концу сиделка почти сливается с мальчиком, но это совсем не мешает восприятию.
А вот такая, например, деталь. В Петербургском спектакле образ Пегги Блю, возлюбленной Оскара, задается синим воздушным шариком на длинной ниточке, а у пензенцев мягкой игрушкой  -  голубой лягушкой. То есть более пафосный мотив там и более ироничный тут.
В обоих спектаклях реквизит минималистский, но особенный и совершенно различный.
 
Пойдемте в театр, друзья! Ведь больше никто и нигде не станет выкладываться  персонально для вас, чтобы здесь и сейчас втянуть вас в перипетии чужой жизни, такой далекой от вашей и такой удивительно похожей.

Tags: Рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment