luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Мемуар №5, где меня ужасно пугают опять

«Дела, дела, дела»
Курт Воннегут

Работал  я тогда в Закрытом Институте, где разрабатывали и внедряли в производство интегральные схемы. Ну, и я, конечно, разрабатывал и даже внедрял. А когда разработка заканчивалась, все чертежи схем переносились  на кальку, а черновики уничтожались. И эти кальки отправлялись в закрытое хранилище, и даже я, разработчик, чтобы взглянуть на эти чертежи, должен был получить разрешение в I отделе (представительство КГБ) и смотреть на них можно было только в особой комнате при хранилище, а чтобы вынести эти кальки оттуда, и говорить нечего. И вот, представьте себе, кальки  разработанной мной схемы пропали.
А как я узнал об этом?
Как-то звонят мне по телефону и просят немедленно зайти в I отдел. И начальник, с которым я и знаком-то не был, спрашивает меня, когда я в последний раз видел эти кальки. А я не помню. Разработка была закончена года два назад. Ну, может год назад я внес какое-то исправление, ничего не помню. Но ведь все отмечено в специальном журнале. Так и говорю ему: «Все мои обращения к калькам зафиксированы» . А он мне: «Зафиксированы, зафиксированы, да вот пропали эти ВАШИ кальки!»
В первый момент я, конечно, испугался, а потом оклемался и говорю  ему, что я тут ни при чем, я за охрану их не отвечаю и знать ничего не знаю.
«Знаете вы больше, чем вам кажется»,- многозначительно он мне говорит,- «но поговорим мы об этом в неформальной обстановке. После работы зайдите по дороге домой в университетский парк, найдете меня на главной аллее, там и поговорим».
Ну, досидел я как-то до конца работы, встречаюсь с ним в парке, садимся в боковой аллее на скамеечку.  «Знаю я, что к пропаже ТЫ отношения не имеешь»,-  говорит он. А я смекаю, что раз «ТЫ», значит говорим уже неформально. «Но в вашем отделе что-то нечисто»,- продолжает он,- «Ты там старший научный, в курсе всего, НАМ такие умные  знающие люди очень нужны. Будешь мне время от времени сообщать, не упомянет ли кто пропавшие кальки, и вообще, о чем люди говорят, о чем спорят». Я ошалел совершенно. «И что»,- говорю,- «так и будем в парке встречаться, а если дождь пойдет». Он заулыбался, приобнял меня,-  «Да ты шутник. У нас прекрасная квартира снята недалеко, мы там и кофейка попьем, да и коньячок найдется для особых случаев. Ты пока не понимаешь»,- продолжал он,-  «как хорошо человеку, над которым простерла свои крылья всесильная организация.»  Честное слово, он так и сказал: «простерла», - вдохновение раздувало ему грудь, его несло: « Квартиры, дачи, поездки заграницу, повышения по службе – все, все проходит через нас, и мы всегда помогаем нашим друзьям. Но у кого есть широкие крылья, у того есть и острый клюв. Помни и об этом. Впрочем, на сегодня хватит, через два дня встретимся в это же время здесь же».
Ночью  я спал плохо – мучили кошмары. На  следующий  день  поехал  к  отцу посоветоваться, как быть. А отец мне сказал : «Соглашайся сотрудничать, но под любым предлогом категорически откажись ПИСАТЬ донесения. Устные сообщения им не нужны».
Ладно, встречаемся мы с кагебешником в условленное время. Он и спрашивает, что я решил, будем ли работать вместе? Я говорю, что обязательно будем. Он предлагает через пару недель встретиться, и чтобы у меня был готов обзор ситуации с ведением документации в отделе. Я говорю, что приду и расскажу, а писать не буду. «Как это?»,- удивляется он, а я ему говорю, что мне придется писать что-то о моем начальнике, а потом мой начальник это прочтет и выгонит меня с работы. «Да ты с ума сошел»,- возмутился он,- «эти донесения совершенно секретны». Тут уже понесло меня: «А если у моего начальника  звание в КГБ выше, чем у вас? Он прикажет, вы ему покажете, а он меня с работы выгонит. Не буду писать ни за что!».  На этом и расстались.  Ночные кошмары преследовали меня до конца недели. А на следующей неделе последовал вызов в I отдел.  Когда я вошел, начальник встал, плотно прикрыл дверь и, не садясь, спросил: « Ну что, будем работать?» -  «Будем»,- бодро ответил я, - «но устно».  После этого я был изгнан, но не с работы, а всего лишь из кабинета.
Хорошо жить, когда хищники, притворяются вегетарьянцами.
Форму допуска к секретным материалам мне через год понизили, но это совершенно другая история.
А отцу я глубоко благодарен за совет, который позволил мне не вляпаться в дерьмо отношений с мерзкой организацией.
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments