luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

О еврейской самоидентификации

Проблема самоидентификации евреев, как возникла после разрушения второго храма, так и по сей день сохраняет свою остроту. Конечно, детали быта советского еврея середины  20 века и английского начала 13  сильно различались, но соблазн спрятаться под защитной личиной (коммуниста или христианина) оставался неизменным. Вот история на эту тему.
В середине 16 века по всей еврейской ойкумене (Амстердам, Салоники, Стамбул, Александрия, Венеция, Феррара и т.д.) можно было встретить   «испанские»  синагоги и «португальские» синагоги. Кажется естесБольшая-португальская-синагога-в-Амстердаме1твенным предположить, что в первых прихожане общались между собой на испанском языке, а в других  -  на португальском. И это предположение окажется неверным!  И там, и там говорили  по-испански. Еще любопытнее, что евреи- прихожане «испанских» синагог видеть на своем пороге не желали прихожан «португальских» синагог.
А вот цитата из предисловия к переводу ТАНАХа на испанский язык, сделанному Авраамом Уско: «Поскольку моей  первоочередной задачей является служение нашей португальской нации...». Правда  интересно, что эта за португальская нация, служение которой происходит на испанском языке.
А дело было так.
В 1492 году испанским евреям было предписано либо креститься, либо покинуть Испанию. Более половины уехали.
Некоторые отправились морем в страны, где евреям жить можно было, и прибыли туда нищими. Испанское правительство запретило им вывозить золото и драгоценности, корабельщики отнимали все сколько-нибудь ценное. Обосновывались в новых местах эти люди трудно, часто на грани голодной смерти, но они ни на один день не прекращали молиться и изучать Тору. Говорить в семьях они продолжали по-испански, поэтому их бедные  синагоги даже через 50 лет после изгнания продолжали называть испанскими.
Другие через сухопутную границу перебрались в Португалию, где не слились с местным немногочисленым еврейством, а образовали испаноязычную общину. Но через 4 года, в 1496, португальский король приказал их всех насильственно крестить. Бежать им было некуда, и стали они «новыми христианами». Впрочем, милостивый король обещал им, что в течение 30 лет в стране не будет инквизиции и никто не будет интересоваться их поведением за стенами их домов. И пошла у этих людей очень интересная жизнь. На людях они одевались, как все, ходили в церковь по воскресеньям, детей своих крестили, а дома в пятницу зажигали свечи, свинины не ели, в трактиры ходили только свои и, главное, женились и замуж выходили исключительно в кругу «новых» христиан. Ограничений на занятия каким- либо ремеслом, торговлей или приобретением недвижимости у них не было, так что эти сплошь грамотные и предприимчивые люди разбогатели. Правда, их дети уже не умели читать на иврите, да и они сами начали подзабывать молитвы и обычаи.
Но все кончается, прошли обещанные 30 лет покоя, и в Португалии появилась инквизиция. А в инквизицию посыпались от «старых» христиан доносы на иудействования «новых» христиан. Надо было срочно уматывать, ведь сами себя эти люди, в массе своей, понимали евреями. Вначале они перебрались в Испанию, где инквизиция дремала, там их называли «португальцами», и вскоре они сами себя стали так называть. Долго в Испании иудействующим христианам оставаться было никак нельзя, и они перебирались туда, где можно было окончательно «расхристианиться» и вернуться к еврейской жизни. Но в христианских странах возврат к иудейству грозил ограничениями  на  род  деятельности. Скажем, в Венеции еврею можно было жить и торговать, но только подержанными товарами.
Так что страждущие иудейства «португальцы», достигнув  желанных Венеции или Папской области, не очень торопились с  полной иудеизацией, а продолжали интенсивно зарабатывать. И лишь те, кто окончательно решал переехать в Оттоманскую Порту, сбрасывал с себя все вериги христианства, поскольку в Стамбуле к евреям относились лучше, чем к христианам. И повсюду, где обосновывались эти люди, они открывали «португальские» синагоги, так как в старых «испанских» синагогах «этих гоев» видеть не желали.
И вот возникла некая общность, скрепленная еврейским происхождением, доверием в финансовых вопросах и общим экономическим интересом.

caravelПочти  христиане в портах Португалии принимали заказанные ими пряности, серебро и драгоценные камни, прибывавшие из недавно открытых диковиных земель. Эти товары отправлялись христианам иудействующим или расхристианившимся иудеям в Венецию, Амстердам и Прагу. А из Венеции и Генуи корабли везли пряности, и драгоценности, и шерстяные ткани, и многое, многое другое евреям Стамбула, Бурсы и Александрии, а те разделяли этот поток на ручейки, уходящие в глубь Азии. И обратно эти корабли шли не пустыми.  Четкая организация движения товаров и финансов оставалась в руках примерно двадцати «португальских» семей, членами которых могли быть и евреи, и иудействующие в большей или меньшей степени христиане.
Примерно тридцать лет международная торговля Европы контролировалась
этой группой. На их средства строились синагоги, школы и больницы. Писались и переводились трактаты, подкупались с большим или меньшим успехом государственные деятели разных стран.
А потом, постепенно, основатели состарились, потомки выродились, и все это сошло на нет и почти стерлось из памяти. Только и осталось, что пара синагог, которые до сих пор называют «португальскими».
Tags: История и человек, Цитаты и факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments