luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Кто ты, Тристан да Коста?

Нет сомнений, что Инквизиция была ужасной организацией.  Но на ее примере легко подтвердить справедливость истертого клише гласящего, что в сердцевине зла сохраняются частицы добра. В данном случае такими частицами являются протоколы Инквизиции. Очень подробные и буквально передающие слова как следователей, так и подследственных.  К сожалению, значительную часть протоколов сожрали крысы, но из тех, что сохранились, вырисовывается живая картина
жизни простых людей 15 – 17 веков, о которых мы ничего бы не узнали, если бы не злобное усердие инквизиторов. Впрочем, не уступали им в дотошности и некоторые городские суды.Вот, пожалуйста, протокол допроса Тристана да Коста. Допрос проводился Советом Десяти в Венеции в 1555 году. Суть дела была связана со сложными и сейчас не существенными торговыми сделками. Я же хочу представить маленький отрывок из самого начала протокола допроса, в котором следователи пытаются понять, кем является подследственный.  Допрос записывался в третьем лице, а я для удобства чтения перевел его в прямую речь.
--В какое время и в каком месте твой отец и ты стали христианами?
--Меня сделали христианином в то время, когда король Португалии крестил всех евреев, то есть примерно 56 лет назад. Когда я вырос, отец и брат рассказали мне, что их крестили насильно. Я не помню, как меня крестили, отец и братья говорили, что меня вырвали из рук матери и крестили.
--А твоя мать крестилась по своей воле или из страха?
--Я не знаю, ибо моя мать умерла, когда я был маленьким, и я не знаю, когда и как она крестилась и крестилась ли вообще.
--Когда ты подрос, жил ли ты как христианин?
--В то время я жил, как мне говорили. Иногда я ходил на мессу с христианами, иногда  исповедывался какому-либо священнику вместе с людьми, которые водили меня на исповедь, но я никогда не причащался.
--Сейчас ты еврей или христианин?
--Я приехал на эту свободную землю, потому что здесь нет инквизиции. Иначе я бы сюда не приехал. Внутренне  я чувствую себя евреем, снаружи меня знают под именем Тристан да Коста.
--Снаружи ты еврей или христианин?
--Я не совершаю действий христианина.
--Участвовал ли ты в еврейских молитвах или церемониях и где это происходило?
--Ни то, ни другое.
--Если ты ощущаешь себя евреем, почему ты в Венеции, где евреи носят одежду, отличную от одежды христиан,  одеваешься, как христианин?
--Моя Госпожа дала мне охранную грамоту и сказала, что я могу так одеваться.

Тристан был венецианским представителем Беатри́с де Лу́на Ме́ндес, известной нынче под именем донна Грация. Ее он имеет ввиду, когда говорит «Госпожа». К тому времени она покинула Италию, где вела жизнь богатой христианки, и перейдя открыто в иудаизм, переселилась в Турцию.
Но дело не в ней. Мне показалось, что самоидентификация этого человека (вероятно характерная для определенной части марранов, покинувших Португалию и Испанию), удивительно похожа на самоопределение  советских евреев. Это желание быть, как все, и в одежде, и в еде, и в работе, и в развлечениях и т.д., при твердом внутреннем осознании себя отличными от всех остальных, причастными к некоему «ордену евреев». А если еще прибавить отсутствие знаний об иудаизме и еврейской жизни, получается портрет противоречивой личности, отягощенной всяческими комплексами.
Я читал строчки протокола, и было мне внятно и то, о чем там говорилось, и то, о чем умалчивалось, и так хотелось сказать: «Брат мой Тристан, между нами пролегло почти 500 лет, но как же хорошо я тебя понимаю!».
Tags: Цитаты и факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments