luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Мемуар №6. Бурная ночь с сиреной!

В палящем августе  1981 года моя семья,  семья моей сестры и семья моего кузена отдыхали на базе отдыха некоей военной части в горном селе Коджори в 10 км от нашего родного Тбилиси. Никакого отношения наши семьи к армии не имели, но имели подходящие знакомства. Путевки на эту базу стоили сущие гроши, правда, и условия жизни этим грошам  соответствовали. Хороши там были воздух и вид на  ущелье, испортить которые люди не успели, что же до всего остального... Отхожие места можно было снимать для фильма ужасов.  Добывание воды, газа, продуктов питания было устроено столь неудобным, а порой и унизительным образом, что возмущение невольно сменялось изумлением. Тем не менее, мы были рады и этому, некоторые наши знакомые даже нам завидовали.
Воскресным вечером я должен был вернуться в город. Во-первых, в понедельник надо было выходить на работу, а во-вторых, родители куда-то уезжали на две недели и просили в это время пожить у них. Ходили страшные слухи о летних грабежах квартир отпусников. Машины у меня не было, и я рассчитывал вернуться в город с кем-нибудь, кто приедет навестить семью в конце недели. Но никого просить об услуге не пришлось, где-то часика в четыре пейзаж был оживлен появлением моего  двоюродного брата. Был он, явно, подшофе, весел и доброжелателен, как обычно. Сказал, что отдохнет, выпьет пару бутылочек пива, пообщается с женой и дочкой и через пару часов отвезет меня домой. Крррасота! Я собрался к сроку, и братец не заставил себя долго ждать. Был он уже прилично выпимши, но я твердо решил ехать, «а если я чего решил...».
И понеслись мы стремительно вниз по горной дороге. В пути братец развлекался тем, что  выезжал на встречную полосу движения, а когда у водителя встречной машины от ужаса выкатывались на лоб глаза, резко возвращался обратно, одновременно демонстрируя противнику «козу рогатую». Но на въезде в город кузен посерьезнел. «Окажи мне услугу»,- попросил он,-  «один «козел» давно уже должен мне деньги, давай заедем к нему, это совсем недалеко. Он увидит, что со мной серьезный человек, и не станет валять дурака. А если я поеду к нему один, кто знает, чем это кончится».  Отказаться было не по-родственному, и мы поехали. "Недалеко" оказалось в Авчала. Совершенно неожиданно для меня братца встретили, как дорогого друга. Машина была загнана в обширный двор, ворота заперты, а нам было сообщено, что отпустят нас только после ужина, для которого сейчас же в этом же дворе были пойманы несколько цыплят. Но выпивать мы, конечно, начали немедленно. Во дворе  под старым платаном стоял шаткий стол, на котором появилась трехлитровая бутыль домашнего красного вина, сыр, зелень и свежие овощи. Беседа шла о каких-то занятных людях, мне не известных, о какой-то стройке, о чем-то еще, но о возврате денег не упоминалось. К моменту, когда скворчащие на сковороде цыплята были поданы, трехлитровая бутыль уже опустела, и хозяин, не обнаружив  другого вина, принес кувшин холодной чачи. Тосты произносились не слишком серьезные, но пропускать их как-то не удавалось, так что, когда мы выехали, был я пьян, как не был никогда раньше. Кузен благополучно довез меня до места.  Придерживаясь за стеночки и заборчики,  я добрел до двери родительского дома, с трудом нащупал ключом замочную скважину и ввалился в прихожую. Часы как раз пробили два часа ночи. Первым делом надо было подставить голову под струю холодной воды, и я направился на кухню. И тут раздался вой. Нет, это был ВОоОоОЙ, страшной силы и перемежающейся высоты, нечто парализующее и кошмарное. Только через несколько секунд я понял, что случилось. Непосредственно перед отъездом в отпуск отец установил у себя сигнализацию.  Будучи перфекционистом, он нашел лучшего в городе специалиста, которым оказался почему-то морской офицер. Проникнувшись к отцу симпатией, он вместо стандартного устройства установил ему сирену со списанного  торпедного катера. Отключение сирены требовало выполнения неких последовательных действий, которые мне  были неоднократно показаны, но в этот момент паники и ужаса ничего не вспоминалось. Уже во всех восьми квартирах нашего маленького двора засветились окна, на двор стали выскакивать раздетые соседи, и среди них я увидел бегущего через двор в одних трусах с ломиком в руке Вову, близкого друга нашей семьи, заведующего лабораторией в Политехе. Не говоря ни слова, он вбежал в дом, оттолкнул меня, нашел где-то под подоконником кнопочную панель и... сирена смолкла. «Ну ты даешь!»,- только и сказал Вова,-  «Ложись спать, завтра поговорим». Соседи чертыхаясь разошлись.
Легко сказать: «Ложись спать». Я был пьян, чувство вины (или вина) прорастало из самых глубин желудка и подступало к горлу. Лечь было совершенно невозможно – немедленно накатывали приступы морской болезни. Но и сидеть как-то не получалось. В доме было душно. Показалось, что прогулка по свежему воздуху быстрым шагом непременно поможет. Я  прорепетировал несколько раз нажатие  кнопок, отключающих сирену, захлопнул дверь и вышел. Минут через сорок накатила такая усталость, что едва хватило сил добрести назад. Возиться со страшной сигнализацией никакой возможности не было. А почему бы не устроиться поспать на крылечке? Я свернул из коврика, лежавшего перед дверью, подушечку, примостился и немедленно заснул. Разбудил меня зябкий предрассветный ветерок. Светало. Конечности затекли от неудобного лежания и болели. Горло саднило. Туалет был необходим незамедлительно. Я открыл дверь и помчался  в глубину квартиры, и тут ЗАВОИЛО снова! О, проклятая сирена!!! В этот раз мне удалось ее утишить самостоятельно, но весь двор, конечно, проснулся снова. Соседям было что рассказать родителям, когда они вернулись.
Tags: Мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments