luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Легенды и жизнь

Ничего-то я о нынешнем Тбилиси не знаю. Но в далекие времена моей молодости в этом городе происходили события удивительные, неожиданные и даже чудесные. Так вот, именно в Тбилиси открылся в 1960 году первый в стране НИИ, в названии которого красовалось слово «кибернетика». Подумать только, всего 7 лет назад  в московском журнале  была напечатана статья «Наука современных рабовладельцев», где «кибернетику» клеймили и высмеивали, а тут вдруг НИИ. И директором этого Института сразу стал Академик. В ту пору он был только кандидатом наук, но всем окружающим было понятно, что его восход на академический небосвод - это вопрос не долгого времени. Академик был Личностью! И одной из граней этой Личности была способность и желание окружать себя талантливыми, разносторонними и вообще блестящими людьми. Очень быстро ареопаг НИИ во главе с Академиком сообразил, что «кибернетика» - это очень красивое слово, но под нее денежных договоров не выбьешь. Было принято решение, что основным направлением деятельности НИИ будет создание ОПТИЧЕСКОЙ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ МАШИНЫ (ОВМ). Обратите внимание: 1960 год, еще нет световолокон, первый твердотельный лазер будет представлен через год, нет никакой элементной базы для реализации логических функций, никакого представления об оптической оперативной памяти, а эти блистательные безумцы говорят о  сверхбыстродействующей ОВМ. Но идею удалось продать, и закипела работа. Группа талантливых людей с харизматичным уверенным в себе лидером способна на многое. С самого начала все проекты были сориентированы на нужды военных, ведь именно там водились настоящие деньги.
Ходили легенды о том, как Академик водил по Институту визитеров в генеральских формах. Быстрым шагом впереди ведомых он заскакивал в лабораторию,  находил какой-нибудь подходящий предмет, черную коробку с вылезающим из нее пучком проводов  или крупную вакуумную лампу, поворачивался к входящим, поднимал руку и шепотом начинал: «А вот здесь мы добились», -  голос крепчал -  «десять», -  еще громче,- «в двенадцатой степени». И никаких объяснений, и резкий разворот, и движение в следующую комнату. Однажды Академик водил по Институту маршала в полной маршальской форме со всеми регалиями. Зашли они в комнату, где для планируемой установки крупного прибора ломали перегородку. «Что эта тут у вас?», - брезгливо спросил маршал. Ни на секунду не замешкавшись, Академик ответил: «Да вот вчера неумеха-лаборант возился с мощным лазером и вырезал дыру в стене. Сейчас пытаемся заделать». Затем он втянул носом воздух и сказал: «Все еще пахнет озоном. Пойдемте-ка отсюда.»
Лаборатории Института работали. Разрабатывались разнообразные оптические устройства. Заключались договора. Значение Института и лично Академика в республике росли. И он использовал свои возможности вовсю.  Для сотрудников выбивались квартиры и зарплаты. Институт приобретал уникальное оборудование. Достаточно сказать, что первый электронный микроскоп в Тбилиси был установлен именно здесь. Академик стал доктором физ-мат наук.
Все, что вы прочли до сих пор - это всего лишь введение к легенде о том, как Академик, который был хоть и не простым, но хорошим человеком, погубил, совершенно того не желая, другого хорошего, но простого человека. У этой легенды есть несколько версий, я излагаю самую яркую.
Было это в году 1975, а может годом раньше, может и позже.  Как-то в Москве, куда он наезжал чуть не ежемесячно, Академику рассказали, что вот работал тут отличный конструктор корпусов электронных устройств, ну просто гений. Но проект кончился, у парня семья, а квартиры в Москве нет. Беда! Академик никогда не забывал, что конечной целью деятельности его Института была ОВМ, но ведь она не может быть без корпуса. Он попросил разыскать Конструктора. Поговорил с ним и понял (а на это он был мастак), что перед ним не просто профессионал, но человек творческий. Не вдаваясь в детали, Академик сообщил Конструктору, что ему, Конструктору, может быть выпадет великая честь войти в Историю, создав корпус первой в мире Оптической Вычислительной Машины. И тут же не долго думая, он пригласил его на работу, пообещав прописку и квартиру. Через пару недель Конструктор появился в Институте. Его немедленно оформили, как и было обещано, ведущим инженером и положили вполне приличный оклад плюс премиальные, выделили отдельный кабинетик с кульманом.  Академик бегло с ним поговорил о будущей машине и предложил на первом этапе познакомиться с работой подразделений. Не прошло и трех месяцев, как Конструктору была выделена трехкомнатная квартира, в которую он торжественно ввез жену с дочкой. Более того, жене конструктора помогли устроиться на работу, а дочку определили в хорошую школу. Как по мановению волшебной палочки. Конструктор был счастлив и рвался в бой.
Прошло еще сколько-то времени, и Конструктор совершенно ясно понял, что каждый отдел института занимается собственной тематикой, а вот о будущей машине никто с ним говорить не хочет. Темнят  чего-то. И действительно, к тому времени идея ОВМ несколько выдохлась. Какой-то отдел разрабатывал приборы ночного видения, другой был задействован в тематике дальней радиолокации, третий вообще работал для космической программы. Все было засекречено. Конструктор разумеется тоже получил какой-то допуск к секретным материалам. Постепенно он пришел к выводу, что ОВМ это самый секретный проект Института, и поэтому ему никак не удается найти хоть какие-то исходные данные для начала конструирования. Не то, чтобы он совсем ничего не делал, в каких-то отделах надо было спроектировать коробку фотоумножителя или счетчика фотонов, но все это были сущие пустяки по сравнению с той задачей, которую тогда в Москве поставил перед ним Академик. Тут он начал пробиваться к Академику на прием, что оказалось совсем не просто. График директора был забит на месяцы вперед. Кончилось это тем, что Конструктор буквально подкараулил Академика, и тот вынужден был назначить ему встречу.
«Я не могу понять даже, как должна выглядеть ОВМ, а о том, что нужно вместить внутрь, со мной никто не говорит, помогите!» - воззвал Конструктор. «Ну, снаружи, это я тебе покажу сейчас, мой дорогой», -  сказал Академик. Он порывисто встал и подошел к  нише, образованной двумя книжными шкафами на боковой стене кабинета. «Вот точно в эту нишу она должна поместиться, понимаешь? Высота вот такая» - Академик начал показывать, топорща ладони – «Здесь выступ с клавиатурой, а здесь панель с экранами. Шесть, нет, восемь экранов, я понятно объясняю?» «Понятно», -  пролепетал Конструктор, у которого начало темнеть в глазах ,– «А что же должно быть внутри?». Академик вернулся в свое кресло и неестественно огромным карандашом черкнул на бумаге пару строк. «Иди с этой запиской к моему Заму по науке, он все устроит». Через пару дней Зам, спокойный,  мрачноватый, очень эрудированный человек, прочитал записку Академика и твердо сказал: «ОВМ обязательно будет построена, но не в этом году и не в будущем, я думаю, лет через 15 -20.  Это не значит, что для вас нет работы. Нам не хватает места для лабораторий, сделайте мне план нашего подвала, попробуем что-то там разместить.»

Конструктор был простым парнем из российской глубинки. Так что реакция на истинное положение вещей у него была вполне естественная. Через некоторое время стали замечать, что Конструктор появляется в Институте в некотором подпитии, а потом он и вовсе стал пить по-черному. Пришлось его уволить. Еще до увольнения жена с дочкой уехали из Тбилиси к родителям жены. Произошел какой-то невнятный обмен квартиры, и Конструктор вдруг превратился в бомжа. Последний раз его видели ранним утром на Дезертирском рынке, где он за стакан водки и тарелку хаши разгружал фуры с овощами.

А Зам оказался провидцем. Ровно через пятнадцать лет, в 1990 году, был представлен первый макет ОВМ, только создали его не в тбилисском НИИ, а в Bell Labs. Настоящего же конкурентоспособного оптического компьютера нет до сих пор, и  скептики утверждают, что никогда и не будет.
 
Tags: Воспоминание, История и человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments