luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Суета вокруг матраса

Прилетаем в январе 91-го в Израиль и едем из аэропорта в Нетанию. Почему в Нетанию? Потому что туда пару месяцев назад приехала сестра с семьей. Известно было, что она сняла нам квартиру. Известен был и ее адрес в Нетании. В середине ночи на такси из аэропорта (каков шик!) прямо к сестре, обнимаемся, забираю ключ и ... вот она первая квартира в Израиле! А приехали-то мы с женой, ее старые родители и двое наших небольших сыновей - всего  шесть душ. И надо же, заботливая сестричка с мужем и племянником натаскала в квартиру того и сего, а главное – ложа для сна с постелями для всех шестерых, а в холодильнике  -  фрукты, овощи,  кастрюля борща и даже баночка сметаны, чтобы борщ удобрить. Для нас с Аней в одной из комнат на полу лежал роскошный золотистый матрас, необъятных размеров той самой породы, которую в народе кличут сексодромом.

Прожили мы в этой квартире ровно год, попользовались всласть всем, что  там было, включая и золотистый матрас, на котором хоть вдоль, а хоть и поперек... И пришло нам время переезжать в Иерусалим, работа  там завелась. Сняли квартиру в Иерусалиме, заказали грузовик, погрузили почти все, кроме уж совсем разваливающейся «сохнутовской» кровати,  и переехали. А перед переездом просили, просили мы маклера, через которого сестра сняла нам квартиру, прийти и забрать у нас ключи. Но эта франко-алжирско-еврейская рожа явиться не пожелала, так что оставили мы ключи у соседки. Ладно! Живем в Иерусалиме месяц, другой, и вдруг телефонный звонок вечером. Беру трубку  -  не понимаю ничего. Кто говорит, чего хочет? Отдаю трубку Ане. Выясняется, что звонит этот самый маклер – алжирец. Он утверждает, что мы украли его матрас и, если в течение недели не вернем украденного, то он, честное французское слово, обратится в полицию.
Бежим к сестре, она тоже уже  в Иерусалиме, а сестра не помнит, хоть убей. Столько за этот год таскали и из помоек, и из складов, и от доброхотов, и к себе, и ко мне, и ко многим другим, что про этот несчастный матрас что-нибудь вспомнить нет никакой возможности, но... не исключено, что он и вправду хозяйский. Доходы наши в то время были столь мизерны, что даже мысль о двойном расходе – перевозки из Иерусалима в Нетанию и покупки нового, пусть даже старого, матраса причиняла почти физическую боль. Я в таких случаях погружаюсь в пучины отчаяния, а у Ани, напротив, прибавляется креативности. Вот она и придумала комбинацию. Пусть моя Одноклассница, живущая много лет в Нетании, известный там врач-гинеколог, попробует взять для бедных репатриантов матрас на благотворительном складе и доставить  на нашу прежнюю квартиру. Маклер увидит матрас, успокоится и... все, никаких расходов. Одноклассницу я по телефону уговорил. Она нашла у благотворителей матрас и доставила его в нашу квартиру, благо ключи так и оставались у соседки.
Мы перевели дыхание. Но нет, не было нам ни покоя, ни воли. Еще через два дня и опять вечером звонит Одноклассница и страшным голосом спрашивает, что я сделал с ее матрасом.  Выясняется, что та самая дама, которая выдала ей матрас, на следующий день увидела его  в комиссионном магазине и решила, что почтенный врач приторговывает благотворительными матрасами. Оправдываюсь, клянусь, что не выезжал из Иерусалима, что знать ничего не знаю. А у самого-то мыслишка: «А вдруг, соседка, у которой ключи, снесла матрас в комиссионку? Но ведь соседка религиозная женщина,  домохозяйка с пятью детьми. Быть такого не может!? А вдруг!??» Два дня не сплю, не ем. Одноклассница не звонит, полиция не приходит. Но... цзинь, цзинь – это снова маклер! Мерзавец кричит, что он был у нас, видел матрас (Ура! Значит его не продали в комиссионке), но это не тот матрас, он требует немедленной доставки того матраса и точка. Все, делать нечего. Заказываю грузовик, затаскиваю матрас, приезжаю в Нетанию, ключи у соседки, теперь в моей бывшей квартире два огромных матраса, а в моей нынешней ни одного. И тут на меня накатывают ярость и ужас, но ярость побеждает. Хватаю второй матрас, затаскиваю в тот же грузовик, везу в Иерусалим. Этот, конечно, не золотистый, а какой-то зеленовато-серый, но спать-то и на нем можно. Вечером звонит Одноклассница, ехидно спрашивает, знаю ли я, что благотворительность привязана к местности, и тот склад, где она брала матрас, работает только с жителями Нетании, так что, если выяснится, что матрас увезен в Иерусалим... и т.д, и т.п.
Всем известно, что когда носорог глядит на луну, он понапрасну тратит цветы своей селезенки. Я потратил цветы моей селезенки не напрасно, они устилали дороги между Иерусалимом и Нетанией, чтобы матрасы на этих дорогах поменьше тряслись, так что теперь моя селезенка совершенно бесцветна.
Tags: Воспоминание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments