luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Две цепочки, две цепочки, вай, вай...

Не знаю, можно ли говорить о судьбе предметов, я даже не уверен,  что где-то хранятся судьбы, заготовленные для людей . Впрочем, в конце цепочки событий иногда кажется, что таки-да, судьба есть. Вот о цепочках и пойдет дальше речь.
Уж не знаю, как это происходило в других городах, но в 1990-м году тысячи евреев, покидающих Тбилиси ради Израиля, были повально охвачены предотъездным безумием. Вместо долгих прогулок по родному городу, покидаемому, как тогда казалось, навсегда, вместо задушевных бесед-прощаний с друзьями, народ занимался добыванием ящиков и заполнением их вещами. Я знал даму, которая привезла в Израиль три шубы. Да причем тут дама, когда я, я сам, приволок сюда три чистошерстяных ковра, от которых годами потом избавлялся. Ну вот, на пике этой лихорадки выяснилось, что у нас есть какой-то золотой лом: сломанная брошка, два неведомо чьих обручальных кольца, нелепый медальон, который не вывезти. Но по таможенным правилам можно вывезти две золотые цепочки, по одной на каждого из супругов, если на цепочках будет стоять проба. Найти хорошего ювелира не составило труда. Надо заметить, нет, надо с благодарностью отметить, что местное население относилось к отъезжающим евреям с их нелепой суетней в высшей степени сочувственно. Лейтмотив бесед был такой: «Слушай, если бы у меня хоть один дедушка или бабушка был еврей, я бы уже давно по Тель Авиву гулял». После этого вступления часто давался полезный совет. И вот сотрудница мне посоветовала пойти в мастерскую, найти там мастера Гургена и сказать ему: «Гурген-уста, меня Асмик прислала, помогите мне». И все прошло, как по маслу. Я нашел мастерскую, а в ней старого Гургена, сказал заветную фразу, попросил сделать две цепочки, отдал свое золото. Мастер взвесил золото, сказал, что для хороших цепочек нужно добавить, но чтобы я не беспокоился, раз меня прислала Асмик, он сам все найдет, и цепочки будут с пробой. Я могу прийти через две недели, и это будет стоить... и он назвал сумму, которую мне было приятно услышать. А еще он прибавил, что если я захочу эти цепочки продать, то надо найти на главной улице в Рамле мастерскую Соломона и сказать Соломону, что это цепочки от Гургена...Отлично!!!
Прихожу через две недели, а  Гургена нет и цепочек нет. У него, говорят, умирает жена, он сидит около ее постели и плачет. Когда придет на работу, неизвестно. Я к заведующему: цепочки, золото, две недели, билеты в Израиль, что делать? Заведующий говорит: «Все равно я должен навестить Гургена, про тебя тоже поговорю. Приходи в понедельник». Прихожу, узнаю, что Каро, ученик Гургена, «он все умеет уже, через месяц мастер будет», сделает мне эти цепочки, и Гурген разрешил ему один раз поставить на них пробу его, Гургена, личным инструментом. Ну слава те Господи, получаю я через неделю эти цепочки. Ничего интересного в них нет – совсем простые цепочки сделал мне Каро.
Все это быстро забылось. Продажа машины, продажа квартир, раздача вещей, сборы, сборы, родители, дети, чемоданы, отлет из Тбилиси, пара дней в Москве, Шереметьево. А в Шереметьево, как водится, таможня. Ничего у нас подозрительного не нашли, доходит дело до драгоценностей. Предъявляем то и се и две цепочки. «Весь этот хлам можете забирать», - говорит таможенник, - «а цепочки я не пропущу!» Как, почему, ведь на них есть проба? Оказывается, проба вдавлена неравномерно, с одного края глубже, чем с другого, значит изделие не фабричное, а на кустарные драгоценности требуется особое разрешение. Делать нечего, отдали цепочки моим родителям, еще спасибо, что таможенник разрешил подойти к провожающим.
Проходят два года в Израиле в попытках вскарабкаться и закрепиться, и, наконец, приезжают мои родители. И привозят они, среди прочего, эти несчастные цепочки. То ли правила изменились, то ли таможенник был ленив, неизвестно. Ну и сунули мы их в шкатулку, что стояла в платяном шкафу в нашей спальне.
Проходит месяц, а может и два. Заглядывает Аня в шкатулку, а там все на месте, а цепочек нет. Улетели... Ну, стали проводить дознание. Вроде неделю назад, когда в доме делался ремонт, а мы были на работе, впустила теща в квартиру двух арабов-рабочих. Один что-то проверял в ванной, а другой шлялся по квартире без присмотра. Может он и забрал, но
почему только цепочки? А может эти рабочие отродясь чужой цепочки не трогали. Неизвестно, да и не важно. Исчезли эти цепочки навсегда.

Вот я и говорю: «Нет у вещей никакой судьбы, а есть джадо. Наверное, пряталось оно в тех обручальных кольцах или в сломанной брошке, а уж оттуда перешло в наши цепочки. Иначе никак все, что случилось, объяснить нельзя.»
Tags: Воспоминание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments