luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Нам не дано узнать...

Делай, что должен, а случится, что суждено.

После переезда в Израиль навалилась на нас тьма проблем. Тут и здоровье стариков, и устройство детей, а главное, неопределенность в источниках заработка. Мне без английского и компьютера не устроиться на Интель или Нейшионал Семикондактор, а Ане без английского не быть патентоведом. Как жить дальше? На фоне всех этих проблем мы не сразу поняли, что дела у нашего двенадцатилетнего Старшего совсем не хороши. В Тбилиси был он первым учеником в своем классе, прочно привык к прозвищу «профессор», а здесь он оказался в пятом классе городской школы, где ничего не понимал из-за незнания иврита, но зато полной ложкой хлебал издевательства и даже колотушки. Учебный год закончился, а летом я подрабатывал (5 шекелей за час работы) в  клубе для «русских» детей и там познакомился с симпатичной учительницей иврита из Кишинева, которая рассказала мне о школе-интернате Кирият Яков Герцог в районе Кфар Сабы. Школа эта набирала седьмой класс русскоговорящих детей, которых собирались интенсивно учить ивриту и всем остальным предметам уже на иврите. Проживание в интернате и учеба для свежих репатриантов были бесплатными. Интернат располагался в обширной роще, спальни были на двоих, питание отличное (по крайней мере, по нашим тогдашним представлениям). Все бы хорошо, да вот школа принадлежала к системе образования религиозных сионистов («вязаные кипы» в просторечии). С утра и до двенадцати в ней изучался ТАНАХ, а после перерыва все остальное. Учителя иврита, ТАНАХа и математики были русскоговорящими, о чем и мечтать в то время не приходилось. Хотя Старший никогда в шестом классе не учился, собеседование он прошел легко и был зачислен в школу, да вот беда, идея изучения ТАНАХа его совсем не радовала. В конце концов, мы с ним договорились, что учитывая наше тяжелое материальное положение, он начнет там учиться, но я обязуюсь по первому  требованию его оттуда забрать. На том и порешили. Мы же со своей стороны, чтобы облегчить его пребывание дома, ввели на кухне простейший вариант кашрута, Аня стала зажигать субботние свечи, а я надел кипу.
Проходит три года. Мы уже живем в Маале Адумим. Работаем пристойным образом, хотя и получаем немного. И тут Старший говорит, что больше он не может разрываться между религиозной жизнью в школе и светской дома. Он готов закончить девятый класс там, а потом хочет учиться в обычной школе. Ладно. Заканчивает он девятый класс, и едем мы за его документами, а в школе нам говорят, что документы у руководителя этой системы образования в Тель Авиве, в Мигдал Шалом. С нами хотят там поговорить. Очень удивляемся, едем в Тель Авив. Машины тогда у нас не было, Тель Авива мы не знали совершенно, так что поездка эта сама по себе была Событием, но приехали вовремя. Принял нас исключительно импозантный и харизматичный человек, который объяснил, что мы совершаем громадную ошибку. Что наш сын неординарный мальчик, что из него может получиться ученый раввин крупного калибра, и что мешать этому большой грех. Что мы просто обязаны дать ему учиться дальше в этой системе. Он был так убедителен, рисовал такую перспективу жизни нашего Старшего, что может быть мы бы и уступили, но я обещал сыну забрать его по первому требованию, и мы не поддались на уговоры и выцарапали документы.
Старший легко поступил в одну из лучших светских школ Иерусалима и благополучно ее закончил. Взял в армии отсрочку и поступил в Университет на фармацевтический факультет. В Университете его близким другом стал женатый парень с вязаной кипой на голове. В доме своего друга он познакомился с очаровательной молодой женщиной - художницей и поэтессой, ведущей религиозный образ жизни, и вскоре они поженились. Под ее влиянием Старший опять надел кипу и цицит.
Итак, он не стал ученым раввином, а стал майором медицинских войск, получил вторую академическую степень по управлению медицинскими учреждениями и сейчас работает по специальности на весьма ответственной должности. У него четверо симпатичных ребятишек, и он ведет религиозный образ жизни, который ему очень нравится. А что было бы, если бы мы не устояли и оставили его в религиозной школе?
Tags: Воспоминание, Тема для обсуждения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments