luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Что такое "тарс"?

Игрок из меня, прямо скажем, никакой! В детстве папа учил меня правилам игры в шахматы и шашки. Я даже овладел постановкой «детского» мата. Но на этом мои достижения в этих играх иссякли, шестилетняя внучка выигрывала у меня легко и непринужденно. Впрочем, эти красивые шахматные слова: «цугцванг» и «миттельшпиль» заметно украсили мой лексикон. От шашек у меня осталось  представление о том, как поступает настоящий мужчина: «Раз, два и в дамки». Но в отсутствии детальной программы действий воспользоваться этим алгоритмом ни разу не удалось.
На работе во второй смене часто совершенно нечего было делать. Тут сотрудники попытались научить меня преферансу. Вроде бы я твердо усвоил азы. Под вистующего всегда ходил с тузующего. А когда не было хода (у меня всегда не было хода), ходил только с бубей. Но через пару игр ребята сказали, что они предпочитают играть втроем. Я даже обрадовался.

Игры с природой, ну, всякие сборы грибов и ягод происходили по похожему сценарию. Из грибов мне попадались исключительно червивые сморчки или ороговевшие вешенки. Однажды я оказался в ореховом лесу. Недалеко от Красной Поляны есть леса, в которых растут буки и огромные ореховые деревья. Время было ближе к осени, и земля была усыпана крупными грецкими орехами. Я набрал сумку и принес домой. Все, понимаете, все орехи оказались заполнены какой-то серой, дурно пахнущей паутиной. Местные объяснили, что в этом году на лес напал какой-то редкостный вредитель. Апофеозом этой тотальной неудачливости была единственная в моей жизни рыбалка. Произошло это в университетские времена, наверное, на четвертом курсе. Трое ребят, с которыми я не был особенно близок, пригласили меня съездить с ними на рыбалку на озеро Кумиси. Они честно признались, что меня зовут потому, что четвертый их товарищ неожиданно угодил в больницу с аппендицитом, а там на озере все уже договорено и желательно, чтобы участвовали четыре человека, и надо взять с собой непромокаемые пакеты – рыбы будет не менее десяти килограммов на нос.
Поехали на автобусе, потом километров 5 шли пешком до ихтиологической станции Академии наук на озере. Сотрудники этой станции приторговывали тем, что пускали к себе с ночевкой половить рыбу. Вот мы добрались, разобрались с вещами, а как стало смеркаться, сели попарно на две лодки, один гребет потихоньку, другой разворачивает снасть. А снасть эта представляла собой длинную (метров двадцать, наверное) узкую крупноячеистую сеть. К нижней кромке сети были привязаны крючки и грузила. У ребят были заготовлена насадка, слава богу, не черви, а какие-то катышки с резким запахом. Развернули сеть полностью, привязали ее к столбикам, торчащим над поверхностью воды, и вернулись на берег. Нас четверо, трое со станции, сидим в тесной прокуренной комнате, пьем чачу, заедаем привезенным припасом. Беседа идет по-грузински, так что  помалкиваю. День прошел, как не было, запах курева нестерпимый, чача в горло не лезет, разговоры неинтересные... Какого черта я здесь делаю? Бросили нам, в конце концов, матрасы на пол, дали солдатские одеяла и хозяева ушли. С озера сырость и холод просачиваются сквозь щелястые двери и окна, легли одетые, а все равно зуб на зуб не попадает. Чуть начало рассветать, повскакали и к лодкам. Снасть надо вытащить до утра, пока никого на берегу нет. И вот, отвязали с одной стороны и начали вытягивать сеть. У ребят челюсти отвисли. НИ ОДНОЙ РЫБЫ не было ни в ячейках, ни на крючках. Ихтиологи что-то объясняли потом, говорили о неожиданных миграциях, но... Пригласившие меня ребята сказали, что приезжают на озеро в шестой раз, что во все предыдущие посещения вытаскивали и амура и толстолобика, и тарань, и что если я такой тарс*, то должен заранее предупреждать.

Прошло много-много лет, и мы переехали в Израиль, купили квартиру, устроились на работу и зажили жизнью совсем не той, какая была на доисторической родине. И в какой-то момент мой хороший товарищ пригласил нас поехать собирать грибы в лесу за Бейт Шемешем. Я его честно предупредил о том, что грибов не будет, и мы поехали. Не успели отойти с опушки и десяти шагов, как я увидел целое семейство отличных боровиков. Какой восторг! И пошло-поехало. Грибов было множество, тут и сморчки, и маслята, и лисички. И нечто совершенно незнакомое и потому не собираемое. Набрали килограммы. А дальше вы ведь знаете, грибы надо чистить, отваривать, комплектовать суповые порции и забивать ими морозилку. На следующее утро жена показала мне черные растрескавшиеся руки и сказала: «Ты знаешь, мне твои прошлые взаимоотношения с природой нравятся больше. Давай сделаем вид, что ничего не изменилось, и собирать грибы  или рыбачить больше не поедем.»

*Тарс (тбилисский сленг) - сглаз, так же называют глазливого человека.
Tags: Воспоминание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments