luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Есть многое на свете... (окончание)

Вечером Миле позвонил московский родственник  - двоюродный брат отца, прежде особого желания покровительствовать провинциальной родственнице не выказывавший. После дежурных фраз о делах и здоровье дядя сказал, что говорил о Миле с одним исключительно серьезным человеком, и тот согласился принять её на предмет предварительной беседы в виду имеющейся у этого серьезного человека вакансии. Через два дня Мила подошла к ограде сада, в глубине которого скрывался небольшой дом. Пропуск для нее уже был выписан. В конце двухчасовой беседы, которая велась вперемешку по-русски и по-английски с неожиданными вкраплениями французских поговорок, Миле было сказано просто и ясно, что она подходит, но если у нее самой или в семье есть что-то сомнительное, лучше об этом рассказать немедленно. Мила замешкалась, а потом решилась и рассказала о нескольких неприятных разговорах с куратором ее курса от Того Самого Ведомства и о своем отказе сотрудничать. Об этом было предложено не беспокоиться, а с понедельника к восьми тридцати выйти на работу. Так Мила начала работать в одной совершенно закрытой организации, в окружении необыкновенно интересных людей. А еще через два-три дня мама в телефонной беседе сообщила ей, что страшные подозрения относительно отцовских недомоганий не подтвердились, так что теперь отцу надо  съездить в Ессентуки, и все будет в порядке. Более того, недели через три, после того как Мила позвонила нескольким своим подругам и рассказала, где она начала работать, (у ее Конторы было и вполне открытое название), она была приглашена на вечеринку. Там же оказался и прежний Милин поклонник. С тех пор, как они расстались, вечера не проходило без воспоминаний о прибаутках и ласках мастера на все руки, но сейчас Мила взглянула на него со стороны и увидела лишь дешевого фигляра.
В общем, жизнь наладилась. Вскоре Мила сняла намного лучшее жилье, а через 5 лет построила кооперативную квартиру неподалеку от той же станции метро. Но одноногую девушку она никогда больше не встречала.
Мы допили кофе. Уходить из прохлады  не хотелось, и я заказал еще по рюмке Irish Cream. Просмаковав первый глоток, Мила сказала в каком-то несвойственном ей, просительном тоне. «Ты ведь не будешь надо мной смеяться, правда? Знаешь, я думаю, что эта девушка в метро была моим ангелом - хранителем. Это она бросила меня на койку общежития с гриппом, она приняла на себя мое несчастье и она появилась в вестибюле метро, чтобы избавить меня от приносящих несчастье двух правых мокасин, как-то нечаянно попавших ко мне из несостоявшейся ужасной моей судьбы». Нет, конечно, я не стал смеяться над Милой, но разговор перевел на другую тему.
«Совершеномудрые следуют своей судьбе и ничего не боятся», - наверное, промолвил бы здесь  китайский повествователь, а мне и сказать-то больше нечего.
Tags: История и человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments