luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

"Шампанские" истории

Не знаю, как у вас, а у меня с бутылками шампанского всегда были сложные отношения, да и друзья рассказывали немало об их ехидном, а порой и злобном норове. Я говорю, конечно, не о француженке «вдове Клико» в ее желто-оранжевом манящем уборе, а об этих самозванках - «Советских Шампанских», которые начали производить в СССР в, не к ночи будь помянутом,1937 году.
Впрочем судите сами.
Было это лет сорок назад. После каких-то сложных многоходовых разменов, в самом конце декабря появилась у нас с женой своя квартира. И вот пригласили мы всю семью к себе встречать Новый Год. За несколько минут до полуночи, под первые удары курантов, начинаю я открывать бутылку шампанского, а пробка не идет и не идет. Как-то перехватываю бутылку, чтобы поудобнее ухватиться, и тут, улучив момент, она выстреливает пробку, да так, что эта пробка попадает мне в лицо и рассекает бровь. Куранты бьют двенадцать, а у меня кровь заливает лицо. Дальше не интересно. Заводской травмопункт с врачами, уже выпившими, но еще не пьяными. Пять швов без наркоза, но под стакан водки. Прошло столько лет, но как только за семейным столом при мне начинают открывать шампанское, гейзер шуток по поводу того вечера не иссякает. И больше всех хихикают те, кто и свидетелями события не были, так как родились после.

А вот рассказ моей доброй приятельницы Виты, женщины редкого обаяния и неисчислимых достоинств. Закончила она курс социальных работников в ситуации, когда мужа уволили, а детям не на что было купить зимние сапоги. Устраиваться на работу надо было немедленно. И тут открылась вакансия в иерусалимской больнице. Интервью назначили на 8 утра, а жила Вита в то время в Бат Яме. И тут вспомнила она, что какой-то месяц назад прибыл в Израиль ее одноклассник и хороший товарищ Игорь и живет он, именно, в Иерусалиме. Созвонилась Вита с Игорем и договорилась, что приедет она вечером накануне интервью, переночует у Игоря, а утром свеженькая отправится на беседу. Курс Вита закончила с отличием, иврит у нее был университетский, устройство на работу было почти гарантировано. Постучалась Вита в Игореву дверь в одиннадцатом часу ночи. А вела эта дверь в убогий полуподвал. В одной комнате размещались и кровать, и стол со стульями, и кресло, и газовая плита. Игорь к визиту оттоварился в недешевом русском магазине, на столе стояла бутылка российского шампанского – красное Абрау Дюрсо, шпроты, плавленые сырки и нарезной батон. После приветствий Игорь взялся за бутылку. Хлоп, бутылка дернулась, как живая, и вслед за пробкой к потолку взвился багровый фонтан, окропивший на излете светло-серую с кружевами блузку Виты и ее же темно-серые брюки.
Горячей воды в подвале у Игоря не было, так же, как и утюга. Вита постирала, как смогла, в раковине вещички, разложила их под матрацем на просушку и улеглась сверху. Убитый горем Игорь дремал в кресле. Утром выяснилось, что блузку надеть никак невозможно, пришлось взять необъятных размеров игореву рубаху, на темных брюках разводы Абрау Дюрсо хоть и были видны, но в глаза не бросались.
Интервью длилось недолго. Вита, с красными глазами после почти бессонной ночи, в мужской рубашке не по размеру и пятнистых брюках, не понравилась томной блондинке-кадровичке с первого взгляда. В приеме на работу было отказано.

А эта, последняя история, хоть и кажется невероятной, но истинна от первого до последнего слова. Случилось это в конце 80-х.
Начало было прекрасным. Фима получил из ВАКа письмо о присуждении ему ученого звания кандидата технических наук. Он немедленно позвонил на работу Отцу, так как знал, что для Отца, вложившего много сил и денег в Фимино образование, это известие будет и вином, и медом. На работе ответили, что Отец уже ушел домой. Фима, который давно жил отдельно, прихватив бутылку шампанского и коробку конфет, помчался в отчий дом. Здесь для ясности изложения следует заметить, что Фимина мама скончалась несколько лет назад, и Отец недавно вторично женился. Мачеха была всего лет на пять старше Фимы. Она редактировала какой-то еженедельник, работала вечерами, так что Фима рассчитывал посидеть с отцом вдвоем, чего уже давно не было. Зайдя в квартиру (у него был свой ключ), Фима решил все приготовить. Он достал хрустальные фужеры, раскрыл конфеты и начал открывать шампанское. Пробка вылетела и попала в плафон над столом. Лампочка в плафоне была при последнем издыхании, она ярко вспыхнула, в электрическом щите в прихожей щелкнул предохранитель, и полная тьма объяла квартиру. А Мачеха-то на работе как раз и не была. Она болела, лежала в спальне с книжкой. Муж позвонил, что скоро приедет. Когда в доме погас свет, она на ощупь вышла из спальни в столовую, смутно  в темноте различив фигуру Фимы, решила, что это муж, и крепко его обняла. Именно в это мгновенье Отец зашел в дом, понял, что электричество отключено и включил предохранитель в щите. Свет зажегся, и он увидел жену в тонкой ночной сорочке в объятиях его сына.
«Но если что-то стоить объяснить, то ничего не стоит объяснить»,- как поет Щербаков. Все были людьми интеллигентными и ироничными. Все разъяснилось, и все посмеялись над сплетением случайностей. Однако, верите ли, та глубокая теплота и доверительность отношений Фимы с Отцом, что возникла после смерти мамы, вдруг исчезла и исчезла навсегда. Через год Фима уехал в Израиль. Еще до его отъезда Отец развелся с молодой женой.

К чему я все это рассказал? Да только, чтобы предупредить вас: когда будете открывать бутылку квазишампанского с просторов бывшего Союза, будьте очень осторожны и внимательны. Случиться может буквально все...
Tags: Воспоминание, Рассказы друзей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments