luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

О благих начинаниях

Гуляя по Лондону, вы ,конечно, зайдете полюбоваться замечательными вещами и вещицами в музее Виктории и Альберта. Если после музея вам захочется пройтись к знаменитому Херодсу, где на первом этаже можно купить к ужину копченого угря и замечательный сыр - голубой стилтон, вы непременно пройдете мимо Бромптонской молельни. Это первый католической храм, построенный в Англии после того, как гиперактивный Генрих VIII, обратил ее в протестантство. Английское ее название Brompton Oratory говорит о том, что этот собор принадлежит конгрегации ораторинцев. Это общество возникло в середине 16 века стараниями римского священника Филиппа Нери. Нери казалось, что стандартная церковная служба, формальная и малопонятная, простых людей скорее отвращает от религии, чем привлекает к ней. И вот он начал проводить сначала у себя дома, а потом в особом помещении – оратории - неформальные встречи, где священники и миряне собирались вместе. Филипп зачитывал какой-то отрывок из Писания, потом относительно этого отрывка проводилась свободная дискуссия, а заканчивалось собрание пением духовной музыки. Для этих-то собраний и были написаны первые оратории. Но самое интересное происходило по воскресениям. Филипп начал водить по Риму молитвенные процессии, которые заканчивались пикником на лугу. Нери призывал своих прихожан к радости и веселью. Он утверждал, что вера - источник радости, а не печали. Его проповеди блистали юмором. Публично высмеять манеры современного общества было ему нипочем. Все это закончилось отстранением от церкви и специальным расследованием, но неожиданно его поддержал Папа Григорий VIII. На свет появилась особая папская булла, утвердившая Ораторианцев как «Общество апостольской жизни». В те времена это было совершенно открытое сообщество, к нему мог присоединиться любой католик, которому происходящее у ораторианцев было по нраву.
Сейчас это международная закрытая конгрегация нескольких сотен богатых и влиятельных семей.


Прошло со времен Нери двести лет, и совсем в другой стране среди евреев Подолии появляется некто Исраэль бен Элизер, который до тридцати шести лет вел скромную жизнь то учителя (меламеда), то сторожа синагоги, а несколько лет вообще жег известь, которую продавала его жена. В тридцать шесть он начал учить и лечить и вскоре приобрел славу мудреца и даже чудотворца. Его стали называть Баал- Шем-Тов. Он не написал ни одного сочинения и не читал публичных проповедей. Он всего лишь беседовал с учениками, причем запрещал эти беседы записывать. Лишь через двадцать лет после его смерти появились изложения этих бесед. Часто повторяемым мотивом в учении бен Элиезера была мысль, что простой ремесленник или торговец может оказаться ближе к Господу, чем ученый, всю жизнь занимавшийся толкованием каких-то положений Талмуда. Все дело в радости, с которой он обращается к всевышнему. Радость общения с Господом, вот что новое учение ставило во главу угла. А мелочное исполнение заповедей отходило на второй план. Радость и веселие, пение и танец - они не только не греховны, они необходимы, если помогают почувствовать красоту творения и близость к Творцу. После смерти Учителя ученики разнесли по еврейским местечкам восточной Европы это учение и создали там свои центры образования - ешивы. Так возник хасидизм, не признанный поначалу ортодоксальными раввинами и предназначенный простым людям, занятым работой на благо своих семей, но при этом любящим и почитающим Творца.
Прошло почти триста лет. Сейчас многие хасидские дворы – это сообщества закрытые, богатые и влиятельные. Например, некоторые исследователи считают, что сатмарские хасиды контролируют финансовые потоки  порядка миллиарда долларов в год.

А вот что случилось уже в наши дни! Молодой мадридский художник Кико Аргвелио в начале шестидесятых прошлого столетия находился в состоянии тяжелейшего духовного кризиса. Он не понимал, нужны ли кому-то его картины, кто он в этом мире, в чем его предназначение. В итоге, Кико бросил живопись, оставил богемный круг, в котором до того вращался, и ушел в мадридские трущобные кварталы, населенные цыганами, нищими, ворами и проститутками. Он решил, что будет помогать этим несчастным. С ним была его гитара. И он начал импровизировать песенные проповеди добра и христианских ценностей. Совершенно неожиданно его попытки оказались успешными. Люди приходили его слушать и просили петь еще и еще. И тут Кико обнаружил, что хотя все эти люди были крещенными католиками, они не имели ни малейшего понятия о самых основах христианства. У него появилась идея обучения этих людей ценностям христианства, как это происходило на Святой земле в первые столетия после смерти Христа. Но обучения не формального, а через дискуссии, музыку и пение. В трущобах Мадрида возникла странная община. Католическая церковь сначала приняла в штыки нового проповедника, назвавшего свое учение – неокатехуменальный путь. Лишь в 2008 году Ватикан после ряда острых дискуссий офицально признал новинку. На сегодняшний день в движение вовлечено три миллиона человек на всех континентах. Они объединены в небольшие (до десяти семей) закрытые общины, но уже отнюдь не бродяг, пропойцев и проституток. Это весьма обеспеченные представители среднего класса. Когда Кико решил построить на берегу Кинерета центр своего движения, он попросил у каждой семьи одну тысячу долларов и за пару месяцев получил даже больше, чем предполагал, так что Галилейский Дом получился огромным и роскошным.

Но я не об этом. Помните великое высказывание российского хозяйственника: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Похоже оно универсально для всех времен и народов.
Tags: Факты и толкования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments