luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Поздравляю моих другинь с праздником!

Каждый год к 8 марта в подарок моим читательницам я пишу о какой-нибудь необыкновенной, но мало известной на русской улице женщине. Сегодня это будет еврейка Гликель из Хамельна (1645-1724).
Гликель, дочь богатого гамбургского торговца, в 14 лет вышла замуж за Хаима из Хамельна, который вел торговлю драгоценностями.  У пары родилось 14 детей, из которых выжило 12, что было редким счастьем, по тем временам. Гликель было сорок четыре года, когда скончался муж. Она немедленно взяла управление делами в свои руки. При этом ей удалось существенно расширить рамки бизнеса. Она наладила крупномасштабную успешную торговлю с Лейпцигом, Веной, Амстердамом, Берлином и Парижем. В каждом из этих городов ей приходилось неоднократно бывать. «Ну и что же здесь уж такого необыкновенного?» - спросит моя успешная другиня, и сама посетившая все эти города. «А то, - отвечу я, - что эта женщина написала очень подробные мемуары на основе дневника, который вела всю жизнь». Мемуары написаны на языке идиш образца 17 века. Полного перевода мемуаров на русский нет, но переведены отдельные части. Я предлагаю вашему вниманию отрывок из четвертой главы, без сокращений и правок. По-моему это удивительно интересно.

Между тем наша фирма процветала. Ципоре, моей старшей дочке, было уже почти 12 лет. Лейб Гамбургер, наш родственник, проживавший в Амстердаме, предложил выдать ее замуж за Кошмана, сына Элиаса Клеве, банкира голландского правительства и поставщика голландской армии, да благословенна будет память его.
Муж имел обычай дважды в год ездить в Амстердам. Написав брачному посреднику, что приедет лично посмотреть, как обстоит дело, он выехал в Амстердам на полтора месяца раньше обычного.  Страна тогда вела войну, и Элиас Клеве, бросив свой клевский дом, перебрался с семьей в Амстердам.
Итак, мой добрый муж заключил брачный договор с богачом Элиасом Клеве и записал за дочерью нашей приданое в 2200 рейхсталеров в голландских гульденах. Свадьба должна была состояться через полтора года в Клеве. Муж обязался также выделить 100 рейхсталеров на расходы, связанные со свадьбой.
Когда приблизился ее срок, я с младенцем, которого в ту пору кормила грудью, муж мой, сама невеста – моя дочь Ципора, раввин Меир (сейчас он раввин Фридберга), горничная и слуга – короче говоря, целый свадебный поезд, отправились на свадьбу.
Мы выехали из Альтоны морским путем. Слов нет, какое это было восхитительное путешествие! Наконец. мы прибыли в Амстердам.
До свадьбы оставалось еще три недели, и мы поселились у вышеупомянутого Лейба Гамбургера. Это стоило нам свыше 12 дукатов в неделю, однако мы не жалели денег, потому что за время нашего пребывания в Амстердаме муж заключил много сделок, покрывших половину расходов на приданое.
За 14 дней до свадьбы, мы – а это 20 человек – с музыкой и танцами отправились в Клеве, где нас встретили с почетом и разместили в доме, похожем на королевский дворец. Обстановка во всех отношениях была великолепная. Целые дни мы не имели покоя, потому что то и дело приезжали роскошно разодетые дамы и господа, чтобы поглядеть на невесту. Надо сказать, дочь моя была бесподобно красива.
Начались приготовления к пышной свадьбе. В то время в Клеве находился принц Фридрих. Тогда был еще жив его старший брат, курфюрст Карл, а принцу Фридриху было лет 13. Принц Нассауский Мориц и другие титулованные персоны тоже оказались тогда в Клеве и изъявили желание присутствовать на свадьбе. Естественно, Элиас Клеве, отец жениха, сделал все, чтобы встретить высоких гостей с почетом. В день свадьбы сразу же после свадебного обряда был накрыт стол со всякими роскошными сладостями, лучшими заморскими винами и фруктами. Можете себе представить всеобщую суету и волнение. Элиас Клеве и его родные сами прислуживали знатным гостям. Даже некогда было доставить и проверить по счету свадебные подарки и приданое, как это делается обычно. Свой свадебный подарок – деньги, что давали за дочерью в приданое, – мы зашили в мешочек и запечатали его восковой печатью. Элиас Клеве сделал то же самое, чтобы после свадьбы мы могли проверить сумму.
Когда жениха и невесту повели под свадебный балдахин, оказалось, что в суете забыли написать брачный контракт. Что было делать? Знать уже собралась, и все хотели скорее посмотреть свадебную церемонию. Тогда раввин Меир решил, что следует назначить доверенного человека, который сразу же после венчания напишет брачный контракт. Затем он прочел по книге брачные обеты, и дети были обвенчаны!
После церемонии все видные гости были приглашены в огромную гостиную Элиаса Клеве, где стены были обиты кожей, тисненной золотом. Там уже стоял огромный стол со всякими деликатесами, которыми не побрезговал бы и король.
Моему сыну Мордехаю было тогда три года. Во всем мире не было никого красивей! Мы нарядили ребенка в парадный костюмчик. Все знатные господа ласкали его и, в особенности, принц – буквально не выпускал его ручонки.
Когда почетные гости отведали фруктов, пирожных и отдали должное вину, посуду убрали, и стол был вынесен. Тут в гостиной появились актеры в масках, которые, раскланявшись, принялись показывать свое искусство. Представление завершилось подлинно великолепным «Танцем смерти».
На свадьбе присутствовали и несколько видных сефардов, в том числе некий Мокатта, ювелир, у которого были красивые маленькие золотые часики с бриллиантами. Они стоили не менее 500 рейхсталеров. Элиас Клеве хотел приобрести эти часики у Мокатты, чтобы подарить их принцу. Однако добрый друг, стоявший рядом с ним, сказал ему: «Чего ради? Стоит ли делать молодому принцу такой дорогой подарок? Если бы он уже был курфюрстом, тогда я понял бы и одобрил ваше намерение». Но, стоит заметить, курфюрст вскоре умер, и наш молодой принц стал его преемником. Сейчас он сам курфюрст, и всякий раз после того случая при встрече со своим благоразумным другом Элиас Клеве не мог его не упрекать. Ведь правда: если бы Элиас Клеве в свое время подарил молодому принцу эти часики, тот всегда помнил бы об этом, потому что знатные господа таких вещей никогда не забывают. Ну, что прошло, то прошло, и нечего теперь вздыхать!
Как бы то ни было, молодой принц и принц Мориц, и все благородные и знатные гости распрощались, будучи очень довольными. Никогда ни одному еврею не была оказана такая честь, и свадьба закончилась очень хорошо.
Замечу для любопытных, что приданное в 2200 рейхсталлеров, в пересчете на золотое содержание, сегодня стоило бы около 200 тысяч долларов.
Tags: Цитаты и факты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments