luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

Деньги давай, давай деньги...

Мистер Твистер, бывший министр,
Мистер Твистер, делец и банкир,
Владелец заводов, газет, пароходов,
Решил на досуге объехать мир.

Вот примерно так я представлял себе миллионеров, когда уехал из СССР. В Израиле в первые годы жизни встречаться с миллионерами мне тоже не привелось. Но время шло, наш проект был принят в технологическую теплицу и обязательно высох бы в этой теплице, если бы к концу тепличного года мы не нашли денег на орошение наших идей. Всего-то и нужно нам было для получения пристойного прототипа изделия тысяч двести, конечно, долларов. Начальство теплицы иногда приводило к нам каких-то странных типов, явных махеров, якобы имевших связи с инвестиционными фондами, но ничего из этого не получалось. Конечно, и я, и мои компаньоны задействовали всех своих знакомых в безнадежном поиске инвестора. И вот, однажды, мой дальний родственник из канадской ветви нашего генеалогического древа, позвонил мне и сообщил, что рассказал о проекте знакомому американскому миллионеру, который собирается инвестировать в Израиле. Вроде бы тот заинтересовался и предложил встретиться и вместе позавтракать. Встреча была назначена на 8 утра в холле гостиницы Хилтон. Происходило все это в начале 1995 года. Мы уже разок съездили отдохнуть в кибуцный домик на три дня. Но в гостинице, да еще в Хилтоне... И вот мы с компаньоном и родственником сидим в холле, уставленном столами и креслами красного дерева с интарсией и любуемся огромным букетом цветов в гигантской бронзовой вазе. А вот и Он! Появился парень лет так между тридцатью и сорока, в кипе, ковбойке, джинсах и, что меня поразило, вьетнамках. Высокий, спортивный, широкая улыбка – реклама его дантиста, и иврит с ужасным американским акцентом. А зовут его Джоэль. Извинился, что может уделить нам не более сорока минут, и мы двинулись завтракать. Ну сейчас, когда все мои читатели прекрасно знакомы с меню утренних трапез в пятизвездочных гостиницах от Португалии до Финляндии, мне никак не передать моего восторга и изумления от роскоши оформления яств и явной, подчеркнутой избыточности их выбора. Об попробовать все не могло быть и речи, но я взял незнакомые мне на вид салаты и закуски, мои спутники тоже наполнили тарелки, и мы сели за стол. Тут обнаружилось, что перед Джоэлем имеют место быть только чашка кофе и стакан апельсинового сока. На наше безмолвное изумление Джоэль немедленно отреагировал: «Я никогда не ем по утрам. А вы спокойно завтракайте. Я пока расскажу вам, кто я и чем занимаюсь, а потом вы расскажете о себе и вашем проекте».
Хотя мое внимание делилось между артишоками, запеченными с сыром, и помидором, фаршированным картофельным пюре с анчоусами, удалось понять, что Джоэль несколько лет проработал в Китае, где его фирма занималась телефонизацией одной из самых отсталых северных провинций. Несмотря на огромные трудности, дело пошло, появилась хорошая прибыль. Но Джоэлю надоела жизнь вдали от семьи, надоели перелеты и китайская еда. И он принял комплексное решение - продать свою долю в китайском бизнесе и переехать вместе с семьёй в Израиль. Он хочет, чтобы два его сына и дочь получили бы настоящее еврейское образование, а его деньги начали бы работать на благо Израиля. Его семья пока еще в Нью Джерси, а он разъезжает по стране в поисках подходящего места для жилья и подходящих проектов для инвестирования.
Когда стало ясно, что ничего больше съесть уже не получится, мы налили себе кофе, рассказали о нашем проекте и даже показали под столом, как светятся наши тонкие гибкие нити. Почему под столом? Да потому, что те первые образцы выглядели яркими только в полутьме. Но Джоэль был в восторге. «Как это по-американски, - радовался он, - начать с нуля и получить за пару лет продукт. Ребята, я хочу быть с вами, но мне нужно все обдумать. Через две недели я приму решение и позвоню». Если можно себе представить чистое рафинированное счастье, это то, что я испытывал на выходе из Хилтона.
«А ведь он мог и не пригласить нас завтракать, мог поговорить в холле!»
«Тем более, что он сам не завтракает».
«А ты заметил, как он смотрел на наши нити?»
«А как ему понравилось, что мы сотрудничаем с двумя профессорами?»
«Инвестиция, считай, дело решенное!»
Так мы, перебивая друг друга, тешились успехом всю дорогу до работы.

А денег миллионер не дал. Он позвонил моему родственнику ровно через две недели и сообщил, что наш проект ему не подходит.
Во-первых он не намерен вкладывать деньги на такой ранней стадии существования продукта.
Во-вторых, то, что мы просим двести тысяч, говорит о нашей крайней неопытности. Но если нам действительно нужна такая незначительная сумма, то он советует нам одолжить эти деньги в семье. Он и сам однажды оказался в финансовой яме, но семья собрала ему полмиллиона, и он выкарабкался.
Больше мы с Джоэлем не встречались.

И знаете, я Джоэлю с его семьей совсем не завидовал. У меня тоже семья, что надо. У сестры я мог в любой момент получить тарелку супа, а у дяди салат оливье, до которого тетя была большой мастерицей. Дядя мог еще и посоветовать что-то полезное. Это он рассказал мне, что в деликатесном отделе супермаркета после полудня можно за гроши купить пакет колбасных обрезков, очень свежих и вкусных. Я попробовал – обрезки и вправду были хороши.
Tags: Воспоминание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments