luukphi_penz (luukphi_penz) wrote,
luukphi_penz
luukphi_penz

"Царь Эдип" в постановке Туминаса

Ребята, Театр жив! Ах, какой спектакль мы вчера видели! Софокловский «Царь Эдип» от театра Вахтангова, в котором нынче Туминас главреж. Он и поставил этот спектакль. Вообще-то в программке написано, что это совместная постановка с Национальным Театром Греции, но мне показалось, что греческое участие ограничилось хором фиванских старейшин, которые вели свою партию на древне- (а может быть и ново-) греческом. И это одно из множества сценических изысков, элегантностей и вкусностей, разбросанных по всей протяженности спектакля. Хоры греческих трагедий в русском переводе худо ложатся на сегодняшний темп восприятия, они тормозят развитие пьесы и почти ничего не добавляют к уже понятому искушенным зрителем. Но совсем другое, когда текст хора исполняет прекрасно организованная группа на непонятном языке оригинала. Нет, конечно перевод на русский дается на табло над сценой, но он совершенно не нужен. Смысл передается интонацией, эмоциональным накалом, взаимодействием группы, и все это концентрирует внимание зрителей. Другой важнейший элемент постановки – это темная, огромная (диаметром более человеческого роста) труба с небольшими отверстиями-бойницами, лежащая в глубине сцены чуть ли не во всю ее ширину. Когда неожиданно эта темная масса начала в первой сцене накатываться на играющих девочек в белых платьицах - дочерей Эдипа, стало ясно, что режиссер создал материальный символ рока, выделив его мрачность, неотвратимость и неизбежность. И тут вас осеняет, ведь "труба" – это прекрасно вам известное обозначение состояния безнадежности: "Дело – труба". Но не успели вы обрадоваться, как славно раскусили этот посыл, и вдруг выясняется, что эта же самая труба отлично работает в качестве колеса фортуны. Пьеса начинается с того, что горожане, измученные мором, терзающим город, посылают депутацию с жрецом во главе к царю Эдипу просить, чтобы тот спас город от новой беды, как раньше он спас его от ужасного чудовища. Просители (хор) по этому случаю прилично одеты – темные костюмы и котелки, с ними жрец в коричневом балахоне, он взывает к царю, умоляя его  проснуться и спасти город. И тут появляется царь (Виктор Добронравов) в безупречной белой тройке. Он непринужденно взлетает на трубу и прохаживается по ней – спаситель и повелитель, безупречный муж и отец. И вам само собой приходит на ум окончание старого анекдота:  " ...публика в дерьме и тут выхожу я, весь в белом". Эдип снисходительно объясняет, что он-то не спит, что каждый здесь думает о своем благе, и лишь он один весь в мыслях о всеобщем благе. Брат царицы Креонт уже послан им к оракулу Аполлона. А тут появляется Креонт и объявляет со  слов оракула: мор послан из-за того, что в городе живет убийца прежнего царя Лая, и люди будут умирать, пока того не найдут и не изгонят. Труба легонько проворачивается, и Эдипа принимают протянутые руки любящих граждан. Начинается следствие по давнему убийству Лая. Призывается слепой провидец Тиресий. Великолепный Евгений Князев играет ехидного, зловредного и всезнающего старика. Тиресий просит Эдипа прекратить все выяснения И тут из-под личины благородного, заботливого правителя просверкивает истинная природа царя. Чтобы сломить несговорчивого старика, он грубо отталкивает его поводыря и отбирает у слепца посох. Ну что же, обиженный провидец сообщает царю, что он и есть причина всех бед. Он убийца. Эдип решает что против него затеяна сложная интрига. Действие развивается, тучи над царем сгущаются. И вот в какой-то момент он появляется в одиночестве, с золотым саксофоном, на котором очень неплохо исполняет короткий пассаж. «А саксофон тут причем?» - думаете вы и тут же вспоминаете американского президента, любителя поиграть на саксафоне. А ведь тот тоже попал в тяжелый семейный скандал и прилюдно врал, и выкручивался, как мог. Но античный правитель не таков. Когда его вина становится неопровержимой, он наказывает себя сам, не ссылаясь на волю богов или силу рока, не оправдываясь обстоятельствами, своими руками он ослепляет себя и уходит в изгнание.
Но и в этом прекрасном спектакле было несколько царапающих моментов. Иокасту, жену и мать Эдипа, играет Людмила Максакова. Актрисе нынче 76 лет. Ее пластика ограничена возрастом, и это сказывается на рисунке ее роли. Мне показалась излишней безмолвная крылатая дева  с ее манерными гимнастическими растяжками. Странным выглядит поведение обмотанного бинтами домочадца Эдипа. Вначале кажется, что это тяжело больной, может быть прокаженный, но в самом конце он снимает бинты, а под ними обычное лицо. Вероятно, и это была остроумная метафора, к сожалению не дошедшая до меня. В любом случае, постановка огромной силы. Трагедия без всяких оговорок, выполненная так искусно, что в восприятии зрителя тяжесть сюжета полностью уравновешивается искусством режиссера и актеров.
 
Tags: Рецензия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments