Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Буривух

К вопросу о сносе памятников

В нынешних токсичных манифестациях в США улыбается мне идея (а, впрочем, уже и практика) сноса памятников. Есть тут один в Латруне, на подъезде к монастырю молчальников, на который я давно зуб точу. Это памятник трем деятелям, которые друг друга не знали и знать не могли, а если бы их даже и познакомили, нет варианта, чтобы они втроем провели вечерок в таверне за кружкой пива в дружеской беседе. Люди эти жили в разных мирах, каждый из которых был антагонистичен двум другим. Памятник представляет собой уродливую стелу, на цоколе которой написаны три имени: РАШИ (1040 – 1105), Бернард Клервоский (1091 – 1155), Салах ад-Дин (1138 – 1193). Самое забавное, что крайне неприятные мне погромщики – «борцы за справедливость», что сносят памятники генералу Ли, Колумбу или президенту Джефферсону, были бы со мной солидарны по поводу этой стелы.
Вот РАШИ – один из величайших комментаторов Пятикнижия и Талмуда. Из его комментариев однозначно следует, что "исконные земли палестинского народа" заповеданы евреям самим Господом, причем не только западный берег, но, вот наглость, и восточный. Снести!
А вот Бернард из Клерво – мрачный монах, настоятель влиятельного монастыря во Франции. Он был организатором и вдохновителем второго крестового похода, целью которого была аннексия "палестинских земель" в пользу христианского королевства в Палестине. Поход провалился, но это не извиняет гнусных намерений монаха. Снести!
Салах ад-Дин вообще-то был не плохим парнем, хотя он был курдом, но страданиям палестинского народа сочувствовал. Беда в том, что он был расистом – рабовладельцем. В его дворцах было полным–полно чернокожих рабов, а отряды нубийцев во время боя он всегда посылал в самые опасные места. Снести!
Так что, ребята, прихватим веревок покрепче и молотков и айда в Латрун. Да не забудьте мангалы и мясо. Место чудесное. Как снесем этот лживый символ дружбы народов, спроворим шашлыки, а вино за мной!
Буривух

Проплывая мимо замка...

Времена-то нынче какие? Фактов больше нет, остались мнения и новости. Нет, Волга, может, попрежнему впадает в Каспийское море, но уверенность в этом как-то поколеблена. А если что посовременнее, так невозможно сказать, где фейк, где полу-, а где полная лажа. К чему это я, собственно? Вспомнил! Тонкие сущности. Есть эти сущности или нет? И следует ли поверить в их наличие, если увидел собственными глазами? Или собственным глазам надо верить даже меньше, чем сообщениям в соцсетях? Вот еду я, значит, на кораблике по Дунаю. Вечереет. Проплываем мы мимо какого-то замка с привидениями, уже в четырнадцатом веке разрушенного, и вижу, как подлетает к нему нечто. Да не я один вижу, весь народ ахнул, к левому борту рванул так, что кораблик чуть не перевернулся. Тут я не будь дураком щелкнул пару раз своей мыльницей. Вот, глядите! Никакой редактуры, я, если бы и захотел, не смог бы. Не владею  я этими штуками.




Так, как думаете, есть эти тонкие сущности или, ну его на фиг, эти фото.
Буривух

Гуляя по Вене... 4


Ах, господа, Вена, конечно, город роскошный, но за новенькой готикой районных храмов, за буржуазным рококо конца девятнадцатого века некое безумие, некое нарушение самовосприятия города отчетливо ощущается. Ну, вот вам центральная площадь! Пришло же в голову городским властям поставить ровно напротив собора святого Стефана многоэтажное кривое зеркало – дом Хааса. Двадцать четыре часа в сутки смотрит собор на свое, по-разному в зависимости от погоды и времени, искаженное отображение. Например, вот такое:

Ну как тут не тронуться умом пятисотлетнему старику! Впрочем, и в этом доме что-то хорошее можно обнаружить. Например, пафосное кафе «Оникс» на шестом этаже. За небольшую порцию клубники со сливками и чашку кофе вы заплатите там, как за полный обед в турецкой харчевне, которых в Вене полным-полно, но вид из эркера на кровли собора, его башню и прилегающую площадь с игрушечными каретами и людишками, снующими по всем направлениям, стоит потраченных денег. Кстати, всего 300 лет назад именно на этой веселой площади располагалось городское кладбище, так что деловитые японские старушки, сплоченной группой двигающиеся в эту минуту к собору, проходят по-над безымянными могилами.

В трехстах метрах на северо-запад от собора находится самое древнее место города - длинная и узкая площадь Хоер Маркт, именно здесь солдаты ХV Первородного легиона две тысячи лет назад основали форпост Виндабона, давший начало городу.  Но нас сейчас интересуют совсем другие времена. В 1702 году император Леопольд I (тот самый, что «навсегда» изгнал евреев из Австрии) дал обет построить в честь святого Иосифа  Обручника, покровителя Вены, памятник, если его сын и наследник Иосиф живым и невредимым вернется с войны за испанское наследство. Иосиф вернулся, а Леопольд  свое обещание выполнил.
С 1732 года  стоит на площади вот такой фонтан, на котором Иосиф и Мария, как и положено евреям, стоят под хупой, а первосвященник совершает обряд их бракосочетания. Вот беда, вроде выгнали евреев сорок лет назад за ворота города, а они, на тебе, на центральной площади стоят. Здание суда и место казни были когда-то на этой же площади. Но после воздвижения памятника здесь уже не казнили, только за стенами города. Впрочем, за одним исключением. Правил тогда Австрией император Иосиф
II правнук того самого Леопольда. Был он правителем просвещенным и даже либеральным. Он отменил крепостное право и издал меморандум о веротерпимости. Требовал, чтобы монастыри в обязательном порядке открывали больницы и школы для неимущих. Создал систему социальных лифтов для незнатных, но талантливых людей. А уж такие ужасы, как пытки и публичные казни, были отменены еще его матушкой-императрицей. Исключение произошло зимой 1785/1786 года. Жил тогда в Вене обаятельный оболтус Франц фон Зальхайм – бездельник и игрок. Когда его карточные долги достигли угрожающих размеров, он нашел пожилую, очень богатую вдову и обручился с ней. Став официальным женихом Франц попытался вытрясти из невесты денежки, но не получил ни единой кроны – дама была бережлива. В полном отчаянии Франц невесту убил, тело ее спрятал, а знакомым говорил, что она уехала на воды лечиться. Сам же стал продавать ценности из вдовьего дома и расплачиваться с долгами. Очень быстро он был пойман и во всем признался. Императора эта история почему-то потрясла до потери здравого смысла. Он лично вмешался в процесс вынесения приговора и написал: «Дворянин фон Зальхайм должен быть доставлен на эшафот на Хоер Маркт, где его тело будут рвать раскаленными клещами, затем на колесе разобьют кости его рук и ног, а после того его там же сожгут». И все это было проделано без спешки на протяжении четырех часов в присутствии Мадонны и святого Иосифа  в сорока метрах от эшафота. Рев тридцатитысячной толпы не смолкал все это время. Аккредитованные послы сообщали по инстанциям, что, вероятно, Император сошел с ума. Иосиф умер через четыре года после этой казни, так и не восстановив полностью своего имиджа в глазах европейской знати.

А той самой зимой в Вене в одном квартале от Хоер Маркт жил и работал Моцарт. Через две недели после дня казни он внес в свой каталог Концерт для фортепиано с оркестром №24 си минор. Знатоки утверждают, что это одно из самых мрачных его произведений, исполненное темных страстей. Никому не известно, был ли он в день казни дома или гулял, например, по Венскому лесу, рев ли толпы вошел в его концерт или несвежие устрицы из пригороднего ресторанчика. Неразрешимая загадка.

Буривух

Что делать с деньгами!

Совсем недавно прочитал о новейшем способе отмывания денег, придуманном в России. Сложнейшая комбинация, две подставные фирмы – одна в России, другая за рубежом. Суд, взыскание через  судебных приставов, банковские переводы. Два раза прочитал, но так до конца и не понял.

А вот не угодно ли ознакомиться с тем, как это делалось в средневековье. Просто и изящно! Итак, Пиринейский полуостров, времена Реконкисты. В 987 году отряды короля Бермудо II Подагрика отбили у мавров область, прилежащую к городу Коимбра, и местные жители-христиане оказали им при этом всяческую поддержку. Через недолгое время мавры во главе с великим и ужасным Альманзором - верховным визирем в Кордовском халифате вернули всю эту область под зеленое знамя пророка, а  королевские солдаты бежали. Все местные жители немедленно укрылись в горах в тайных убежищах. Они знали, что мавры продают в рабство тех христиан, которые выступают против них, и надеялись пересидеть в пещерах тяжелое время. Но один из них, христианин по имени Эзераг, остался в своем доме. Он встретился с местным мусульманским начальником и сообщил ему, что уже давно мечтает принять ислам. Пройдя соответствующий обряд, он сообщил, что хочет избавить своего благодетеля от смутьянов-христиан и просит для этого небольшой отряд. Эзераг прекрасно знал, где находится убежище в горах, так что для него не составило труда, оставив свой отряд в засаде,  подойти к убежищу и вызвать старейшин на беседу. Старейшинам он рассказал, что договорился с маврами, и все могут вернуться по домам, заплатив небольшую мзду. Ему поверили, вышли из пещер и тут же оказались в плену. Нимало не смущаясь своим предательством, Эзераг повел всех на невольничий рынок в Санторен, где и продал их в рабство.  У него появилась значительная сумма денег. Что же он с ними делает? Отблагодарив самой малостью ввереных ему солдат, он отправляет всю сумму со специально нанятым посыльным в Кордову в подарок тому самому  визирю Альманзору (Аль Мансур). В соответствии с тогдашним этикетом  «бескорыстный» подарок был принят, а в ответ визирь подарил Эзерагу три мельницы в окрестностях Коимбры. Очень скоро Эзераг стал одним из самых богатых и влиятельных местных нобилей. Окончательно эти земли стали христианскими только через 100 лет, в конце одиннадцатого века.

А вот продолжение этой истории. Еще через сто лет, в 12-м веке, потомки Эзерага (все, как один, добрые католики) судились с монастырем Лорван и, в связи с обоснованием своих прав собственности на те самые мельницы, предъявили дарственную Альманзора. И тяжбу свою Эзерагиты у монастыря выиграли, поскольку дарственная была подлинной, а прямой связи между предательством и актом дарения суд не установил.
Вот тогда-то в монастырском манускрипте «Книга Завещаний» и была  записана вся эта история.
 
Буривух

Новое словечко и давняя история

Сейчас много толкуют о новом английском словечке «post-truth». Слово это использовалось и ранее, но только в прошлом году было включено в оксфордский словарь. Обозначает новое слово «обстоятельства, при которых объективные факты оказываются менее значительными для формирования мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям». Тоже мне новость. Меня годами убеждали на основе фактов, что физические упражнения, ну, хотя бы утренняя зарядка, чрезвычайно полезны. И чем больше фактов приводили, тем милее мне становился утренний покой с огромной чашкой кофе и стопкой теплых оладушек с вареньем. Всегда было понятно, что сотношение фантазии и фактов в рассказе о реальных событиях никакого значения не имеет, было бы читателю занятно читать, а остальное неважно. Но как раз вот этот мой рассказ совершенно правдив, так как основывается на средневековой хронике, к тексту которой я, конечно же, ничего не добавил.
Итак далекий десятый век. В одном французском монастыре кладовщик (ответственный за питание монахов) попросил, чтобы ему выплатили годовое содержание равное пятидесяти солидам немедленно, единовременно. Аббат был против, но кладовщик, ссылаясь на неисчислимые семейные беды, уговорил его. Через некоторое время выяснилось, что кладовщик наделал от имени монастыря долгов еще на 30 солидов, которые уже нельзя было выплатить из его содержания. Краткое следствие установило, что все эти деньги были буквально прожраны. Чуть не ежедневно в жилище приора устраивались пиры, в которых участвовали кладовщик, сам приор и монах-распорядитель. Пиршественная комната была украшена дорогими тканями, ели поганцы из красивой посуды и ели лучшее, что тогда можно было купить на ярмарках у иностранных купцов, а запивали заморскими винами и настойками. Когда все прояснилось, кладовщик, распорядитель и приор стали перекладывать вину друг на друга, и все дело запуталось окончательно. В соответствии с уставом, аббат созвал общее собрание монахов и предложил им выработать решение, которое исключит в будущем повторение прискорбных событий. Однако никто никаких предложений не подавал, а когда аббат начал настаивать, старейший монах сказал: «Что ты от нас хочешь? Ты поставлен здесь начальствовать, ты и решай, что делать». Услышав такие слова, явно выражавшие общее мнение, аббат почувствовал себя плохо. А когда через несколько дней он вернулся к деятельности, энергия переполняла его. Презренная троица была изгнана немедленно. Было предложено покинуть монастырь всем, у кого в окрестных селениях были семьи. Правила жизни в монастыре были ужесточены: введены ночные молитвы и дневные работы. Уменьшены были часы сна и количество трапез. На воротах монастыря была поставлена стража, так что вход и выход дозволялись только с разрешения аббата. Еще часть монахов покинула монастырь, но настроения оставшихся  разительно изменились. Вскоре окрестные крестьяне начали добровольно нести подношения и ходить в монастырскую церковь на службу. Затем аббат отказался от приглашения на обед к местному графу, сказав, что негоже монаху пить вино и глядеть на шутов и жонглеров, но он будет рад разделить с графом скромную трапезу в своей келье. И граф пришел. Неожиданно для аббата монахи окрестных монастырей сами начали настаивать на введение в своих монастырях аналогичных правил. Началась грандиозная церковная реформа, причем началась она снизу. Через сто лет почти все монастыри Англии, Франции и Италии жили по сходным или еще более жестким уставам. Это реформа привела к тому, что авторитет и роль церкви в обществе резко усилились. Так что в 11 веке церковь оказалась в состоянии стимулировать аж крестовые походы. И кто же стоял у истоков этих грандиозных преобразований? Троица сластолюбцев и группка равнодушных ленивцев.
А какой же вывод, вывод-то какой из этой длинной истории. Все очень просто. Ну их, эту утреннюю зарядку и холодный душ. К черту факты о вредном питании. Пейте кофе с круасанами или горячими гренками с сыром, да и пористые блинчики с вишневым вареньем очень хороши. Давайте строить свой мир на основе личных эмоций и мнений, а к чему это приведет – кто знает. Может к великим реформам...
Буривух

Сарона и вокруг...

  В прошлую пятницу мы гуляли по Сароне, что в Тель Авиве. Симпатичное местечко, бывшее поселение колонистов из Германии – темплеров! Но главное-то в том, что пригласили нас туда на экскурсию сын с женой. А после экскурсии выяснилось, что они забронировали столик в кафе, расположенном в помещении бывшей немецкой винодельни, где мы славно посидели и очень вкусно поели. И ведь никакого конкретного повода не было, просто они узнали, что мы еще не были в Сароне после окончания реставрации этого района, и решили провести с нами несколько часов. Так что мы получили в самой изысканной упаковке тот самый нахес, который все всем желают.

Обедали мы  здесь

Флаг на здании вывешен, видимо,  в честь «парада гордости», который в тот день проходил в Тель Авиве.
Неподалеку очень красивый пруд с кувшинками и золотыми рыбками.

На небольшой территории сохранилось несколько десятков добротных домов немецких колонистов-темплеров. Все дома  отреставрированы, и находятся в них сейчас  музеи, магазины и кафе.
Судьба этих переселенцев из Германии достаточно сложная. Темплеры – это протестантская секта из Вюртенберга. В середине прошлого века они вконец рассорились с лютеранской церковью и начали переезжать в Палестину, где организовали несколько колоний. Здесь в Сароне был оборудован первый в Палестине хлев и было положено начало изготовлению сливочного масла – редкостного деликатеса для этих мест. Оливковое масло, вино, ликеры, изготовленные темплерами, поставлялись в Европу и приносили отличный доход. Представляете, сколько упорства, труда и смекалки было явлено, чтобы преуспеть в нашем климате на незнакомых землях при нехватке воды. Но вот началась первая мировая война, а темплеры сохраняли немецкое гражданство, поэтому англичане, захватившие Палестину, интернировали значительную часть колонистов в Египет. В двадцатом году им разрешили вернуться. Их дома были разорены, а хозяйства уничтожены. Они начали все сначала и быстро добились преуспевания. Теперь среди них появились ландшафтные архитекторы, автомеханики, рядом с колонией было сооружено летное поле. Здесь сконструировали оригинальные инкубаторы с химическим подогревом. Для евреев первой и второй алии немецкие хозяйства служили примером и доказательством возможностей. Кто-то из тогдашних еврейских вождей сказал, что еврейское государство возникнет, когда еврейки научатся доить коров так, как это делают немки. За точность цитаты не ручаюсь.
После 1935 года темплеры стали проникаться идеями нацистов. Возникли разнообразные трения с еврейским ишувом. Перед началом войны молодые мужчины массово уезжали в Германию и вступали в ряды вермахта. В самом начале войны англичане выселили большинство семей темплеров в Австралию. А те, кто остался, вынуждены были после создания государства Израиль покинуть Страну. Так что рассматривать эти постройки и гулять по этим улочкам было немножко грустно. Впрочем, позже я узнал, что Израиль через несколько лет выплатил всем, кто был выслан в 1948 году, очень приличную компенсацию. Если считать, что деньги -- мера вещей, то все в порядке и грустить не о чем.
А закончим забавным плакатиком из тамошнего музея очков.

"Living Made Easy." Жизнь прекрасна! Не так ли?
Буривух

Истории от Лазаря. Тяжелый день

Ближе к вечеру в пятницу 2 марта 1956 года Семен Лазаревич Мизрахи – известный тбилисский маляр сидел в приемной Главного Архитектора города и который уже раз вспоминал сегодняшнее утро. Утром он был на объекте в старой, ужасно запущенной пятикомнатной квартире в Сололаках.  Делец и спекулянт Исак купил эту квартиру для сына,  которого собрался женить, договорился с Семеном  о ремонте и даже выдал задаток. Только, вот  беда,  Исак внезапно скончался неделю назад, а разговаривать с вдовой и сыном о делах Семен пока не считал удобным, так что ремонт шел и шел себе. Сегодня утром ребята Семена натягивали бязь на высоченный потолок столовой, а Семен готовил клей. В это время в квартире появился сын покойного. «Кончайте работу, все забирайте и уходите»,- резко сказал он. «Мне не нужен ремонт, я квартиру продаю». Семен был поражен. Что значит «уходите»? С потолка свисают полотнища ткани, стены очищены от грязи, но не зашпаклеваны. Он начал объяснять мальчишке, что ремонт можно будет закончить  по упрощеному варианту. Все равно тогда квартира будет стоить дороже. «Что»,- заорал наглый щенок,- «теперь каждый пинач будет меня учить, что мне делать с моей квартирой. Убирайтесь, и не говори мне о деньгах. Отец и так вам переплатил!». Пришлось собирать инструменты и материалы, искать машину и уезжать. Все бывает, но... «пинач». Никогда еще Семена не обзывали этим словом, самым обидным для тбилисского ремесленника.  Collapse )
Буривух

Истории от Лазаря: "Ступени Дворца Спорта"

А Лазарь (благословенна его память) - это Лазарь Семенович Мизрахи, сын известного в Тбилиси знатока малярного дела и бригадира буйной ватаги маляров Семена Лазаревича Мизрахи. Лазарь, несмотря на диплом инженера, много лет работал в бригаде своего отца, которая занималась отделкой почти всех знаковых сооружений города. Семен Лазаревич был близким другом и соседом моего деда - Якова Моисеевича Воскобойника, который тоже зарабатывал на жизнь малярным делом. Необыкновенную историю о том, как они стали соседями, я рассказал в http://luukphi-penz.livejournal.com/55498.html. Когда СССР распался, всякие строительные работы в Тбилиси прекратились, и Лазарь перехал в Израиль. Здесь он чудесным образом познакомился с моим сыном, который неумело пытался заработать на свое образование ремонтом квартир. Они оказались друг другу чрезвычайно полезны и проработали вместе еще десять лет, пока Лазарю не исполнилось аж 75.
Как же причудливо тасуются карты человеческих и семейных судеб...
Лазарь помнил и с удовольствием рассказывал множество историй, так или иначе связанных с работой бригады его отца. Вот одна из них в моем неуклюжем пересказе.

В 1961 в Тбилиси был завершен строительством Дворец Спорта.
Крытый баскетбольный зал вмещал 12000 зрителей - во всем СССР не было большего спортивного зала. Но это не все! Внутреннее пространство легко трансформировалось, превращаясь в каток для фигурного катания или несколько боксерских рингов, или даже концертный/кино зал. В общем, чудо техники. А через пару месяцев после сдачи Дворца Спорта в эксплуатацию,  собрался приехать в Тбилиси самый главный в стране начальник - Никита Сергеевич Хрущев. Его визит готовился на самом высоком уровне тщательнейшим образом. И, конечно, было запланировано посещение новенького Дворца Спорта - гордости республики. На сотом заседании, посвященном мельчайшим деталям перемещений Н. С., случилось страшное! Во время горячего спора по поводу точек на ступенях здания, где должно было установить вазоны с цветами, председательствующий начальник организационного отдела местного ЦК партии, единственной мечтой которого было уйти на пенсию с этой самой должности, вдруг побледнел и закричал фальцетом: "Заткнитесь, идиоты! Забыли о самом главном? Там ведь ступени мраморные!!!" Начальник отдела ошибался, ступени были из полированного тешанита - недорогой разновидности гранита, который добывался не в какой-нибудь, прости Господи, Карраре, а на родном Урале. Но как ни крути - это был декоративный камень.
Здесь читатель спросит: " А в чем дело-то? Ну, а если бы и мрамор, так еще красивее". Читатель кое-что подзабыл.
В 1955 году ЦК КПСС принял грозное постановление:"Об устранении излишеств в проектировании и строительстве". А в Постановлении говорилось:
0750558936
"Советской архитектуре должна быть свойственна простота и строгость форм и экономичность решений. Привлекательный вид сооружений должен создаваться не путем применения дорогостоящих декоративных украшений, а за счет органической связи архитектурных форм с назначением здания..."
Ужас... А ведь не только ступени, весь цоколь здания облицован этим проклятым декоративным камнем.
Семен Лазаревич был немедленно вызван на самый верх. На этом "верху" он был лично известен каждому, поскольку у каждого в хоромах наводил красоту. "Сема", - было ему сказано, - "делай что хочешь, но Никита Сергеевич должен подняться во Дворец по бетонным ступеням".  "Ну, что же", - поразмыслив, ответил Семен, - "разделать бетон под камень может каждый хороший мастер, а вот разделать камень под бетон - это задание для художника. Сделаем, но... оплата по высшему разряду плюс сверхурочные - работать будем  днем и ночью".
Семен придумал технологию, в детали которой я здесь вдаваться не буду. Неделю бригада работала в три смены, по ночам мощные прожектора не давали спать окрестным домам, но все было сделано в срок. Ступени и цоколь Дворца безупречно имитировали грубый, небрежно закрашенный бетон.
Визит Н.С. удался. Бригаде выплатили все обещанное, Семен Лазаревич через некоторое время получил звание "Заслуженного деятеля искусств Грузинской ССР".
А имитацию бетона через пару месяцев та же бригада, не торопясь,за хорошие деньги, смыла ацетоном. Так что ступени Дворца вновь засветились благородными серыми оттенками натурального камня.
Буривух

К празднику

Поздравляю с праздником всех моих френдесс и всех дам, которые намеренно или случайно забредут в мой журнал.

В честь Женского Дня расскажу, как и в прошлом году, историю удивительной женщины. Но если моей прошлой героиней была знатная дама, жившая тысячу лет назад,

http://luukphi-penz.livejournal.com/45870.html

то сегодня речь пойдет почти о нашей современнице.

Итак, María de los Ángeles Guerrero González!

Родилась она в1846 году в Севилье в бедной семье. Ее отец рано умер, оставив жену с четырнадцатью детьми без куска хлеба. Мать работала в монастыре швеей и прачкой, и девочка уже в 12 лет пошла работать в обувную мастерскую, чтобы помочь семье. Она едва умела читать и писать и больше никакого систематического образования не получала. В этой мастерской она проработала до 29 лет. Хозяйка мастерской была очень добра к девушке. Она научила ее молиться, приобщила к религиозному образу мыслей и, когда девушке исполнилось 16, ее духовником, по рекомендации все той же хозяйки, стал отец Падилья, пользовавшийся в Севилье репутацией святого.
В 19 лет Анжела попыталась поступить в монастырь, но ее не приняли из-за очень слабого здоровья. Через четыре года она повторила попытку, но из-за неудержимых рвот, начавшихся после поступления в монастырь, вынуждена была его покинуть.

Santa_angela[1]28 лет от роду эта очень симпатичная девушка принимает на себя обет вести монашеский образ жизни. А в 1875 году она с тремя подругами снимает небольшую комнату, в которой организует круглосуточную службу поддержки одиноких больных или старых людей. Женщины называют себя Сестры Креста.

Ничего подобного Севилья раньше не знала. Женщины приходили к больному вдвоем, и пока одна сидела и беседовала с больным, вторая управлялась по хозяйству.

В 1876 году начинается эпидемия оспы, и сестры Креста активизируют свои усилия. Удается найти необходимые деньги и увеличить количество членов конгрегации.

Деятельность Сестер вызывает всеобщее восхищение. Анжелу повсеместно начинают называть «мать». В 1876 году она получает аудиенцию у кардинала Спинолы, который благословляет ее и обещает поддержку. Идея получает быстрое распространение. Отделения Сестер Креста открываются по всей Андалусии и Эстремадуре всегда с акцентом на материальную и духовную помощь больным, старым, осиротевшим или бездомным детям. В 1894 году с Анжелой пожелал встретиться Папа Лев XIII, который официально утвердил конгрегацию.

Анжела скончалась в 1932 году 86 лет от роду.

Возле ее могилы были зафиксированы чудесные исцеления, так что в 1982 году она была причислена к лику блаженных, а в 2003 году была канонизирована с именем святой Анжелы де ла Крус

В настоящее время Сестры Креста имеют более 50 монастырей в Испании, Аргентине и Италии. И все это усилиями малограмотной, больной девушки из нищей семьи, жившей в условиях полного бесправия женщин.
Ну, как тут не вспомнить известную фразу о том, что искренней веры с горчишное зерно довольно, чтобы заставить гору сдвинуться с места.

Буривух

Кто ваш гид?

Тут мы недавно по Берлину и окрестностям неделю гуляли.  Сами поехать не решились, немецкого не знаем, вот и поехали с русскоязычной группой и, конечно, с гидом, точнее гидессой.

Очень скоро выяснилось, что немецким эта дама не владеет, а изъясняется с немцами на упрощенном варианте английского. Ну и ладно, не в этом дело. Приходим мы с нашим гидом во дворец Шарлоттенбург. Местного гида она там не заказывает, а проводит экскурсию сама. Выглядит это так:  она с нами заходит в очередную комнату и читает по бумажке,  взятой на входе:  «В этой комнате представлен портрет жены русского посланника в подвенечном наряде». Но портретов на стенах пять и все женские. Она обводит их взглядом, обращается к группе и говорит, «Как вы думаете, кто же здесь в подвенечном наряде?»,  группа озадачено рассматривает портреты. Ничего похожего на белые наряды наших невест на портретах не обнаруживается. «Ну, неважно», -  заключает гидесса,-« пошли дальше». Но дальше еще хуже, бумажка сообщает, что в следующей комнате имеется портрет наследника в охотничьем костюме. «Кто-нибудь знает, как выглядел в 18 веке охотничий костюм?»,-  спрашивает группу дама. Никто не знает. «Неважно, пошли дальше». 
    


А ведь и правда, неважно. Ну что нам до жены русского посланника в Берлине середины 18 века, невелика птица, да и наследник не очень нас интересует.  А что мы вообще-то делаем в этом Шарлоттенбурге? Зачем нам все это, если те, кто его когда-то населял, их еда, наряды, развлечения нам не важны. Ведь анфилады комнат мертвы без теней тех, кто их когда-то населял. Вот для этого-то как раз и нужен гид, который расскажет детали, опишет характеры, передаст сплетни, то есть даст толчок воображению, чтобы наполнить эти старые дворцы жизнью. Но наша дама на это была совершенно не способна. Она ощущала себя пионервожатой, для которой важно только, чтобы никто не потерялся и все шло бы в соответствии с программой.
Поняв, с кем мы имеем дело, мы минимизировали перемещения с группой и с большим удовольствием гуляли по Берлину сами


Мораль: если решите ехать в организованную экскурсию, сначала выясните, кто ваш гид и какие о нем отзывы