Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Буривух

Натурщица или художница?

Все говорили, что последняя предвыборная баталия правых с левыми была необыкновенно грязной. С грустью отмечаю, что после выборов ничего не изменилось. Руки, правда, ввиду коронавируса, стали мыть намного чаще, но и только. И все, больше о политике ни слова! О коронавирусе тем более... О нем и без меня говорят излишне много. А давайте вернемся к Международному женскому дню. Каждый год, хоть и с опозданием, но о какой-нибудь особенной женщине я к этому дню пишу. Да здравствуют традиции! А какой была традиционная роль женщины в искусстве живописи? Правильно, роль натурщицы! Женщин-художников было на удивление мало. В Лондонской национальной галерее из коллекции в 2300 работ лишь 11 созданы женщинами. Не думаю, что в Эрмитаже или Прадо соотношение принципиально иное. Но в качестве натурщиц женщины внесли в искусство вклад неоценимый. Даже великий Энгр, полагавший, что искусство должно идеализировать натуру, учил многочисленных учеников прежде всего эту самую натуру, то бишь натурщиц, тщательно изучать. У самого Энгра идеализация натуры выглядела так: картина «Источник».

Когда классицизм сменился реализмом, роль натурщиц лишь выросла. Часто натурщицы перестают быть безымяными. Их личные истории вплетаются в историю картин. Вот, посмотрите на совсем не самую известную картину великого Курбе «Спящие». И никакой идеализации.

Рыженькая здесь написана с известной  натурщицы-ирландки «огненной Джо». Ее присутствие на этом полотне привело к ссоре Курбе с известным художником Уистлером, которому Джо также позировала.
Но вот что любопытно, женщины-художницы долгое время обнаженой натуры не писали. Только портреты и пейзажи. Первой нарушила этот запрет англичанка Лора Найт. В 1913 году она написала хулиганский  автопортрет, объединяющий натурщицу с художницей.


Лора изобразила себя с кистью в руке и себя же обнаженной моделью, стоящей спиной к зрителю. А третье изображение - это картина, которую художница пишет с модели. Технически написать такую картину было не просто. Найт использовала в работе над ней систему зеркал. Художница много, а главное удачно, экспериментировала с техниками письма и стилями. Она ворвалась в английскую, а чуть позже и в европейскую живопись со сценками балетного и циркового закулисья, цыганского табора.

И ей удалось то, что не удавалось до нее ни одной художнице. В 1929 году ее наградили Орденом Британской Империи. Первая Дама Командор, награжденная за успехи в живописи. А в 1936 году произошло неслыханное: впервые с времени основания Королевской академии искусств в 1769 году женщина была принята в ее действительные члены!
Что-что, а проламывать стеклянные потолки Лора Найт любила и умела.
Буривух

Случайно или намеренно?

Просматривал в Википедии рисунки отличного художника и несчастного человека Артура Гротгера. И под рисунком "Пуща" из серии "Литва"
читаю: «Гротгер, Артур (1837–1867). Польско-российский художник". Что за дела? А что в этом художнике российского?
Родился он в семье поляка и хорватки в их имении в Галиции, в 60-ти километрах от Львова, учился в Кракове, Львове и Вене. Получал стипендию из личных средств императора Франца Иосифа. Большую часть своей короткой взрослой жизни прожил в Вене, а умер во французском санатории для туберкулезных больных. Его невеста перевезла тело художника во Львов, где его и похоронили. Единственное, что его связывает с Россией, так это его горячее сочувствие к восставшим против России полякам, среди которых был и его брат.

Поздравляю вас, Википедия, соврамши!






{C}

Буривух

Высшая лига

В тель-авивской галерее Rothschild Fine Art, что на улице Иегуда ХаЛеви 48, открылась выставка новых работ прекрасного художника Семена Аджиашвили. Интерьеры старых тель-авивских квартир выполнены в аскетичной гамме цветов, но с чудесным богатством валёров. На первый взгляд может показаться, что картины просты для восприятия, но это искусство требует второго взгляда. И вы увидите сложную систему отсылок и перекличек. Это современный постмодерн в благородном исполнении. В первый раз на моей памяти художник намекает на истоки своей живописи.

Посмотрите на верхнюю полку этажерки. Там лежат три книги: Вермеер, Моранди и Der nackte Mensch (Голый человек – анатомический атлас для художников). Прямая отсылка к Вермееру – плиточный пол, тонкое деталирование предметов. Более глубокая – любовь к интерьеру. Для Вермеера он становится равноправным персонажем картины, а для Аджиашвили интерьер - часто единственное действующее лицо.

С Моранди Семена роднит скупость цветовой гаммы с преобладанием коричневого, серого, белого и черного цветов. Экспериментирование с объемами и светом. А еще некоторая отчужденность от изображаемого. На этом полотне на дальней стене помещена картина этого самого Моранди.

Еще одна цитата, на этот раз  Гойя, вот здесь:

Не хочу фантазировать о связи разрезанного яблока со «сном разума, который рождает чудовищ». Лучше покажу еще парочку картин.




Выставка совсем небольшая – картин двадцать, но оставляет сильное впечатление. Тем, кто любит изысканную фигуративную живопись, очень советую увидеть эти картины не на фотографиях, а вживую на выставке – не пожалеете.


Буривух

Вспоминаю Вену...



Слава Б-гу, прекратился обстрел Юга. Можно о чем-то другом думать и писать. Пересматривал недавно венские фото. Вспомнил какое изумительное собрание «малых голландцев» выставлено на втором этаже Музея истории искусств. В последний раз мне показалась особенно интересной картина Самюэла ван Хогстратена.


В интернете ее чаще всего называют: «Пожилой мужчина в окне», но на одном из российских сайтов я увидел другое название: «Еврей, выглядывающий из окна». Пригляделся к изображению – конечно, еврей. В 17-ом веке голландцы  таких бород не носили, а этот с бородой, в меховой шапочке и с вековой скорбью по разрушенному Иерусалиму.  Дом не слишком богат – стекла в окне не цельные. Это свинцовая пайка, в которую вставлены специально отлитые небольшие кружки и тругольнички стекла. Но самое интересное - маленькая колбочка снаружи на подоконнике. Что бы она значила? Если еврей – аптекарь, об этом сообщала бы вывеска на входной двери и не было бы нужды в этой мало заметной колбе. А может быть он алхимик, составитель и продавец в том числе и ядов. Помните, что у Пушкина в «Скупом
рыцаре»  рассказывает Альберу "
почтеный Соломон":

Жид

           Так —
Есть у меня знакомый старичок,
Еврей, аптекарь бедный...

Альбер

        Ростовщик
Такой же, как и ты, иль почестнее?

Жид

Нет, рыцарь, Товий торг ведет иной —
Он составляет капли... право, чудно,
Как действуют они.

Альбер

        А что мне в них?

Жид

В стакан воды подлить... трех капель будет,
Ни вкуса в них, ни цвета не заметно;
А человек без рези в животе,
Без тошноты, без боли умирает.

Одним из наветов на евреев в Европе еще со времен пандемии чумы в 14-ом веке было отравление колодцов. С тех пор легенды о евреях - отравителях кочевали из страны в страну, из эпохи в эпоху. Вплоть до нашего времени. Фигуранты - евреи известного «Дела врачей» в советской печати того времени часто именовались «врачами - отравителями». А палестинцы и сегодня говорят, что евреи отравляют их колодцы.

Так почему бы голландцу ван Хогстратену, написавшему в 17-ом веке чудесный портрет старого еврея, не намекнуть на расхожий предрассудок.

Буривух

Московские концептуалисты в Иерусалиме


Недавно были мы на выставке «Русский авангард» в Музее Израиля. Много там было интересного – и графика Натальи Гончаровой, и супрематические картины Малевича. Но самыми интересными были залы с экспозицией «московских концептуалистов». Концептуализм зародился на Западе, как торжество концепции над фактурой произведения искусства. Концепция хорошо выражается словами. Вот характерный пример: «картина» Себастьяна Биенека

«Хотите картину, - говорит художник, - получайте! Только перевернутую, холстом к стене, подрамником наружу и с надписью: «Не забудь, что все будет забыто».

Московские концептуалисты тоже используют слова, но совсем, совсем с другой целью.










На выставке можно увидеть  знаменитое полотно Эрика Булатова:


Здесь слова – это один из множества советских лозунгов («Летайте самолетами Аэрофлота»), в совокупности своей формировавших псевдореальность, в которой и существовали граждане страны развитого социализма. На картине этот лозунг - преграда порыву к свободе – высокому небу с неподконтрольными КПСС облаками.

А вот картина Андрея Филиппова


Здесь другой советский лозунг: «Миру – мир», обернувшийся в «Риму – Рим» выстраивают летящие двухглавые имперские орлы, антиподы мирных голубей.  А тут не только деконструкция советского лозунга, но и напоминание давнего российского: «Москва – третий Рим и ...». Орлы летят на фоне российского красно – сине – белого флага. Едва заметный человечек в середине покидает кровавую полосу, чтобы укрыться в синем лесу. Насколько все это имеет отношение к живописи, утверждать не берусь, но неким художественным заявлением несомненно является.

На выставке совсем не скучно. Чего стоят пронизывающие до дрожи рассказы в картинках Ильи Кабакова и инсталляция «Шкаф», связанная с этими картинками!

Продлится выставка до 10 июня. Рекомендую!

Буривух

Последний текст уходящего года

Поздравляю с Новым годом всех, кто заходит в мой блог и, возможно, прочтет эти строчки. Сегодня мы с Аней сделали себе подарок к празднику - в довольно противную погоду поехали в Тель Авив в Музей искусств, чтобы посмотреть привезенную из Филадельфии выставку картин "Modern Times". Пятьдесят великолепных полотен! Среди них и узнаваемые Моне, Ренуар, Сислей, Сезанн, Мане, Пикассо, Дали, и менее известные.
Вот Мэри Кэссетт - американская художница, дружившая с Дега. Картина называется: "Женщина с жемчужным ожерельем в ложе"

Морис Утрилло, сын натурщицы и неведомого отца, художник самоучка, кавалер ордена "Почетного легиона"


Жан Метцингер, когда-то очень знаменитый, один из основоположников кубизма.
"Время чаепития"

И, наконец, великолепное полотно нашего родного Марка Шагала. Уж он-то, конечно, из самых известных, но не привести его полотно оказалось невозможным.

Картина называется: "Ночью". Верно, это ангелы господни спустили с небес керосиновую лампу, чтобы влюбленные могли видеть друг друга.

Выставка продлится до 2 февраля. Кто сможет, найдите время пойти. Сделайте себе подарок на Новый год.
Буривух

Время и пространство



На первом курсе физфака попалась мне книга искусствоведа Владимира Турбина «Товарищ время и товарищ искусство». Книга ошеломляла свободой изложения, отсутствием штампов и всяческой ершистостью. Содержание ее было мне не вполне понятно, но одну из центральных идей я бодро взял на вооружение. Ах, как же это было здорово в разговоре с однокурсницей о какой-то книге или фильме небрежно сказать: «Ну, ты помнишь, конечно, что в гносеологическом аспекте искусство первично по отношению к науке!» Девичьи ресницы распахивались, на личике появлялась сложная гримаска сомнения и вопроса. «Ну, это же известное дело, - продолжал я, - сколько сотен лет  безвестные художники на стенах пещер рисовали круги прежде, чем появилось настоящее колесо? Художественные формы мышления предшествуют научным».  Должен заметить, что на консерваторских девиц, с несколькими я был хорошо знаком, эта тирада никакого впечатления не производила. Вроде шума ветра за окном.

С тех блаженных времен прошло полвека. И надо же, месяц назад в Брюгге я получил подтверждение моим давним пижонским выступлениям. На одном из зданий гильдий находятся старинные часы.

Часам более двухсот лет. Они намного старше Эйнштейна. А на их циферблате представлена в чистом виде идея пространственно- временного континиума. Если бы меня спросили, когда я делал это фото, который сейчас час, я бы ответил норд-норд-ост. И, взгляните на часы, был бы прав.

Боже мой, где те девочки с физфака, кому сейчас интересны битвы «физиков» с «лириками», кому показывать это фото?

Буривух

Дом как зеркало...


Это не театральная декорация!

Домики соседствуют на тихой безлюдной улице в Брюгге, где-то между суетливым вокзалом и забитом туристами Марктом. Хотя мы и жили неподалеку, увидеть хозяев этих домов как-то не довелось, но мне симпатичней те, чей дом слева – у них даже черепица на крыше светлее.

Буривух

"Полуночники" Хоппера

Я, ребята, недавно открытие сделал. Маленькое, но открытие. Может быть его до меня уже сто раз сделали и даже описали где-нибудь, но я ничего об этом не знаю.
Есть такая, очень в США известная, картина художника Хоппера «Полуночники». Большая картина: 150 см на 80 см. Выставлена она в Чикагском музее, так что видел я только репродукции, но и они меня завораживали. Да вот, посмотрите сами.

Ночь, тишина, круглосуточное кафе, три посетителя и бармен. Никакого контакта между людьми. Бармен смотрит куда-то за стекло витрины. Чего они ожидают? На первый взгляд, содержание картины ясно, но если вглядеться в детали... Улица перед кафе идеально чистая и ровная. Она не просто ровная – она выглажена, как и фасад дома напротив. Уж не декорация ли это? Но к чему? Никакого ответа на эти вопросы я найти не мог, пока не увидел картину Ван Гога «Ночное кафе»

Вот здесь никто ничего не ждет. Ужасное сочетание зеленого потолка, красных стен и желтого света. Грязные столы с остатками спиртного, безнадежные забулдыги. Сам Ван Гог писал об этой картине, что он пытался показать место, где человек гибнет или сходит с ума. Он изобразил свой вариант ада!
Но, ребята, если у Ван Гога на картине ад, то у Хоппера... чистилище!
Взгляните на полуночников еще раз: тишина, стерильность, приглушенный свет. Каждый из людей за стойкой ждет. Чего? Может быть решения о своей участи?
И вот что подтверждает мое открытие: ведь ни один из людей за стойкой не попал в кафе по своей воле. Где дверь, через которую они могли бы войти? Та дверь, что видна нам, явно ведет на кухню, в подсобку, в туалет, наконец, но никак не на улицу. Эта картина мистическая - чистилище по-американски.
Буривух

Женщины у окна


Пересматривал свои берлинские фото из Старой национальной галереи, что на Музейном острове, и наткнулся на «Женщину у окна» Каспара Давида Фридриха. Не самый известный художник, но картина замечательная. Написана она в 1822 году.

Старый дом. Сырость, плесень. Никаких признаков уюта. Ни занавески на окне, ни кресла, ни детской игрушки. Дом не дружествен женщине, что стоит у окна к нам спиной. Стены так толсты, темны и высоки. А окна? Даже став на табурет, ни она, ни ее служанка не дотянуться до верха стекол – они высоко за пределами картины. Взгляните на половицы. Эти широченные доски, на которых, как в лесу, теряются ее маленькие ножки. Платье на женщине не дешевое, но, похоже, старое, вытертое. На подоконнике ютятся два сосуда с какими-то жидкостями. Ни стакана, ни рюмки. Не похоже, что это что-нибудь веселящее душу, может быть что-то лечебное? Кажется, жизнь в доме остановилась. А вот за окном... Наверное, окно выходит прямо на реку. На другом берегу высокие деревья, а по реке идут барки. Нам видны мачты с оснасткой. Никогда, никогда не уплыть ей из этого темного, нелюбимого дома...

А теперь ровно тот  же сюжет сто лет спустя. Сальвадор Дали, 1925 год.

Так же, как и на той картине, мы не видим лица женщины. Но мы чувствуем, что она в своем родном, уютном доме. Высота окна соразмерна ее росту. Половицы подходят ее ступне, на окнах занавески, подобранные ею в тон и воде за окном, и стенам. На подоконнике лежит живое смятое полотенце. Она вот сейчас вытирала что-то и отвлеклась к окну. И тут видны мачты с парусами вдали. Может, еще вчера она плыла на таком же кораблике, как тот, за которым сейчас следит. Она свободна. Окно не граница, отделяющая женщину от вольной жизни, как у Фридриха,  напротив, окно соединяет дом с миром.

А к чему я все это веду? Эта пара картин так живо говорит нам, что в искусстве почти не важно «что», по-настоящему важно только «как». Здесь «что» идентично: женщина в комнате у окна стоит спиной к нам. А вот «как» (пропорции, детали, палитра), так различаются, что полотна эти вызывают чуть ли не противоположные эмоции у зрителя.