?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Памятники жертвам Холокоста в Берлине и Вене, на мой вкус, не слишком выразительны, вроде их авторы не вполне понимали, чего именно от них хотят, а вот в Братиславе - столице Словакии  этот памятник стоит рассмотреть повнимательнее. Весь комплекс состоит из металического монумента и стены, облицованной черным мрамором, с изображением синагоги на ней.



































Детали монумента жуткие, но не вполне внятные, впрочем, надломленная шестиконечная звезда, венчающая памятник, сомнений не вызывает. На базальтовом основании памятника на словацком и иврите выбито одно слово «Помни». И все! Нет стенда, из которого можно было бы хоть что-то узнать, например, что более 70-и тысяч  словацких евреев вывезли в лагеря смерти, гда они и погибли. Что словацкие евреи были первыми заключенными Майданека и Освенцима и на них обкатывалась машина уничтожения. И что за синагога изображена на черной стене? Изображение очень точное. Я легко нашел фото этой синагоги.

Фото, это важно, датировано 1966 годом. Вскоре, синагога действительно была разрушена, но произошло это через 20 лет после падения фашистского режима, в Чехословацкой Социалистической республике, которой руководила местная компартия. Так ЧТО призывают нас помнить авторы памятника, установленного в 1996 году?







Старые газеты

Хаотично просматривая старые русские газеты, нашел несколько интересных сообщений.
Вот, например:






18 (05) января 1901 года

Новости Дня
                                                                                 

Жители села Всехсвятского возбуждают ходатайство о закрытии действия переведенного в это село из Куркино общества трезвости, так как оно все село обратило в сплошной кабак. Будущие трезвенники, перед вступлением своим в число членов, кутят в селе напропалую несколько дней, творя всякие бесчинства.



                                    03 мая (20 апреля) 1909 года 


                                                                                    Стол. Молва

ПОСЛѢДНIЯ ИЗВѢСТIЯ

К переходу евреев в магометанство

По словам «Спб. Вед.», сенат разъяснил министру вн. дел, что вопрос о праве евреев переходить из иудейской религии в магометанство подлежит разрешению в положительном смысле, а вопрос - освобождаются ли евреи с таким переходом от действия тех ограничений, которые установлены относительно их в законе, – в отрицательном смысле.

Сто слов

Недавно старый отказник Л. рассказывал, как он в 87 году бился за возможность выезда из СССР. Сорок дней голодал. Чуть не умер и, наверное, умер бы, но американцы пригрозили недопоставками каких-то турбин, и лично Горбачев прикрикнул на кого надо было. Тут его и выпустили. А что я делал в это же время? Включился в кооперативную круговерть и впервые в жизни начал получать приличные деньги.
Уехал я всего через четыре года в обстановке полнейшей благожелательности. Как по маслу все прошло.
Оба добрались до Израиля, только я по течению, он против. Так о чем сейчас, через 30 лет, я сожалею, слушая его рассказ?
Ужасные эти новости - гибель десятков людей при обрушении моста Моранди в Генуе невольно напомнили мне о другом мосте, построенном тоже итальянцем, Джованни Скудьери, но в Тбилиси и на сто лет раньше генуэзского. Конечно, в городе строили мосты и прежде, но то были деревянные мосты, стояли они до первого свирепого паводка на Куре. А это был прекрасный каменный мост. Открыли его в 1854 году, и он отлично служит городу по сей день. Пару месяцев назад в Тбилиси я лично прошел по нему к Александровскому саду, где попытался найти скамейку, на которой пятьдесят лет назад целовался с милой девочкой, и... нет, не нашел! Но вернемся к мосту. Сейчас он называется Саарбрюкенским, а в дни моей молодости он был имени Карла Маркса, но и тогда, и сейчас тбилисцы называют его, нет не Скудьеревским, а Воронцовским. В честь графа Михаила Семеновича Воронцова, назначенного в 1845 году кавказским наместником. Блистательной личностью был Михаил Семенович. Англоман, библиофил, свободно владеющий тремя европейскими языками плюс латынь, плюс греческий. Опытный военачальник, рачительный администратор и прирожденный дипломат. Я написал «назначенного», но это не совсем так. Император Николай I буквально упросил Воронцова взять на себя управление этим гибнущим от болезней, междоусобиц и невежества краем. И тот согласился только при условии подчинения лично царю. Это условие давало графу почти неограниченные полномочия. И вот началось. В Тбилиси стали производить спички, а из Гурии вывозить лечебных пиявок.  Из США ввезли семена табака и хлопка,  из Китая – чая, а из Крыма - тамошнюю виноградную лозу. Из Мальты крепких ослов, из Испании баранов породы меринос.
Чайные семена высохли, мальтийские ослы сдохли, крымская лоза заразила всю Кахетию филоксерой, но многое, многое удалось. Немцы вырастили около Гори прекрасный табак, грузинский чай начал приносить доходы, в Тбилиси отливали артиллерийские орудия, а в Сигнахи проводилась ежегодная ярмарка. Корабли начали разгружаться в Поти и Сухуми, что приносило таможенные доходы. В Грузии появилось наведомое раньше понятие – «место отдыха», и первым таким местом стал Боржоми. Новинками были публичная библиотека и газета на грузинском языке. Двор Воронцова в Тбилиси банкетами и балами не уступал столицам. А тот же Скудьери, что выстроил по распоряжению наместника первый каменный мост, построил и первый в  Грузии оперный театр. Роскошный интерьер, итальянская труппа. Зажиточные горожане: и грузины, и армяне не только начали называть детей «Ромео» или  «Офелия», но  и реально приобщались к европейской культуре.
Расскажу об одном, не самом известном эпизоде из тбилисской жизни графа. Была у него метресска, вдова венгерского виноградаря Имре Чесеньи, к которой он хаживал запросто. Однажды застал он ее врасплох в спальне «тет-а-тет» с молодым бравым поручиком. Офицеру граф предложил одеться, справился о его фамилии и велел завтра после обеда зайти в полковую канцелярию за новым назначением. Не слушая лепета вдовы, вызвал колокольчиком горничную и распорядился: «Приготовьте омовение для мадам и перемените наволочку и простыни на постели». И все, и никаких проблем!
Тбилисцы ценили и любили Воронцова. После его смерти по инициативе горожан были собраны по подписке нешуточные деньги на памятник ему – 36000 рублей. Царь добавил своих 5000. И вот на площади, примыкающей к мосту, в 1867 году был торжественно открыт трехметровый бронзовый памятник графу. И это был первый памятник, установленный в городе.
Впрочем, простоял он не очень долго. После так называемой «советизации» Грузии его снесли. Граф, да еще и любимый народом - такой памятник коммунистам был не нужен. Но вот запретить людям называть эту площадь и этот мост Воронцовскими властям не удалось. Ни тогда, ни сейчас.
Ребята, Театр жив! Ах, какой спектакль мы вчера видели! Софокловский «Царь Эдип» от театра Вахтангова, в котором нынче Туминас главреж. Он и поставил этот спектакль. Вообще-то в программке написано, что это совместная постановка с Национальным Театром Греции, но мне показалось, что греческое участие ограничилось хором фиванских старейшин, которые вели свою партию на древне- (а может быть и ново-) греческом. И это одно из множества сценических изысков, элегантностей и вкусностей, разбросанных по всей протяженности спектакля. Хоры греческих трагедий в русском переводе худо ложатся на сегодняшний темп восприятия, они тормозят развитие пьесы и почти ничего не добавляют к уже понятому искушенным зрителем. Но совсем другое, когда текст хора исполняет прекрасно организованная группа на непонятном языке оригинала. Нет, конечно перевод на русский дается на табло над сценой, но он совершенно не нужен. Смысл передается интонацией, эмоциональным накалом, взаимодействием группы, и все это концентрирует внимание зрителей. Другой важнейший элемент постановки – это темная, огромная (диаметром более человеческого роста) труба с небольшими отверстиями-бойницами, лежащая в глубине сцены чуть ли не во всю ее ширину. Когда неожиданно эта темная масса начала в первой сцене накатываться на играющих девочек в белых платьицах - дочерей Эдипа, стало ясно, что режиссер создал материальный символ рока, выделив его мрачность, неотвратимость и неизбежность. И тут вас осеняет, ведь "труба" – это прекрасно вам известное обозначение состояния безнадежности: "Дело – труба". Но не успели вы обрадоваться, как славно раскусили этот посыл, и вдруг выясняется, что эта же самая труба отлично работает в качестве колеса фортуны. Пьеса начинается с того, что горожане, измученные мором, терзающим город, посылают депутацию с жрецом во главе к царю Эдипу просить, чтобы тот спас город от новой беды, как раньше он спас его от ужасного чудовища. Просители (хор) по этому случаю прилично одеты – темные костюмы и котелки, с ними жрец в коричневом балахоне, он взывает к царю, умоляя его  проснуться и спасти город. И тут появляется царь (Виктор Добронравов) в безупречной белой тройке. Он непринужденно взлетает на трубу и прохаживается по ней – спаситель и повелитель, безупречный муж и отец. И вам само собой приходит на ум окончание старого анекдота:  " ...публика в дерьме и тут выхожу я, весь в белом". Эдип снисходительно объясняет, что он-то не спит, что каждый здесь думает о своем благе, и лишь он один весь в мыслях о всеобщем благе. Брат царицы Креонт уже послан им к оракулу Аполлона. А тут появляется Креонт и объявляет со  слов оракула: мор послан из-за того, что в городе живет убийца прежнего царя Лая, и люди будут умирать, пока того не найдут и не изгонят. Труба легонько проворачивается, и Эдипа принимают протянутые руки любящих граждан. Начинается следствие по давнему убийству Лая. Призывается слепой провидец Тиресий. Великолепный Евгений Князев играет ехидного, зловредного и всезнающего старика. Тиресий просит Эдипа прекратить все выяснения И тут из-под личины благородного, заботливого правителя просверкивает истинная природа царя. Чтобы сломить несговорчивого старика, он грубо отталкивает его поводыря и отбирает у слепца посох. Ну что же, обиженный провидец сообщает царю, что он и есть причина всех бед. Он убийца. Эдип решает что против него затеяна сложная интрига. Действие развивается, тучи над царем сгущаются. И вот в какой-то момент он появляется в одиночестве, с золотым саксофоном, на котором очень неплохо исполняет короткий пассаж. «А саксофон тут причем?» - думаете вы и тут же вспоминаете американского президента, любителя поиграть на саксафоне. А ведь тот тоже попал в тяжелый семейный скандал и прилюдно врал, и выкручивался, как мог. Но античный правитель не таков. Когда его вина становится неопровержимой, он наказывает себя сам, не ссылаясь на волю богов или силу рока, не оправдываясь обстоятельствами, своими руками он ослепляет себя и уходит в изгнание.
Но и в этом прекрасном спектакле было несколько царапающих моментов. Иокасту, жену и мать Эдипа, играет Людмила Максакова. Актрисе нынче 76 лет. Ее пластика ограничена возрастом, и это сказывается на рисунке ее роли. Мне показалась излишней безмолвная крылатая дева  с ее манерными гимнастическими растяжками. Странным выглядит поведение обмотанного бинтами домочадца Эдипа. Вначале кажется, что это тяжело больной, может быть прокаженный, но в самом конце он снимает бинты, а под ними обычное лицо. Вероятно, и это была остроумная метафора, к сожалению не дошедшая до меня. В любом случае, постановка огромной силы. Трагедия без всяких оговорок, выполненная так искусно, что в восприятии зрителя тяжесть сюжета полностью уравновешивается искусством режиссера и актеров.