Category: отношения

Буривух

Ход королевы

Начнем элегически: меняются времена, меняются нормы, даже значения слов меняются и порой очень сильно. Вот, например, слово «консумация». Нынче это маркетинговый прием, когда симпатичная девушка вступает в беседу с клиентом в баре и разводит его на заказ все новых порций напитков. А всего лет двести-триста назад так называлась завершающая стадия бракосочетания коронованных особ, когда их супружеские отношения  реализовывались до конца в царственном телесном слиянии. Я сейчас расскажу о двух испанских королевах, у которых с этой самой консумацией возникли проблемы, и о том, как по-разному они с этими проблемами разбирались.
В 1440 году в Вильядолиде в Кастилии был грандиозный праздник: будущий король Кастилии  пятнадцатилетний Энрике IV женился на 16-летней весьма симпатичной наследнице трона королевства Наварра Бланке II Наварской. Ходили, ходили слухи, что наследник пребывал в гомосексуальной связи с фаворитом своего отца, но мало ли о чем люди судачат. Проблема возникла, когда прошло несколько недель, но наследник в спальне супруги так и не появился. Долгих тринадцать лет ожидала Бланка консумацию, но она так и не произошла. Тогда Бланка написала Папе Римскому просьбу о разводе. Папа создал комиссию, которой королева предъявила свою девственность. Параллельно комиссия опросила городских проституток, которые сообщили, что Энрике вполне мужественный молодой человек (позже поговаривали, что проституток подкупили). Всех этих данных комиссии было достаточно для заключения, что некие колдовские силы помешали и продолжают мешать Энрике исполнить свой супружеский долг. Папа подтвердил развод, и Бланка отправилась домой в Наварру. Но, именно, в это время скончался родной брат Бланки, король Наварры, Карл. Он назвал наследницей свою сестру Бланку, однако были и другие претенденты. В итоге борьбы за трон Бланка оказалась в заточении в доме собственной сестры, где погибла сорока лет от роду, отравленная по приказу то ли сестры, то ли еще кого. Она умерла бездетной  девственницей.

Проходит 400 с лишним лет. В Мадриде праздник -- свадьба 16-летней королевы Изабеллы II c ее четырнадцатилетним двоюродным братом Франциском де Асис Бурбон. Супруг в спальню молодой королевы заходит в первый и последний раз. Наутро Изабелла жалуется близким на полную импотенцию мужа (ходят слухи о его педерастии). Но времена иные. Консумация декларируется. Королева немедленно беременеет и своевременно рожает, и так двенадцать раз. И всех детей король признаёт своими. Народ же, которому известно все, называет одну из дочерей Арануэлой  по имени офицера Ораны, а сына Альфонса, будущего короля Испании и прямого предка нынешнего короля, Пуигмольтехо, по имени предполагаемого отца - офицера Пуига Мольтеха. Ну, и так далее.
И этой королеве пришлось покинуть свою страну. В 1868 году революцией она была свергнута с престола и уехала во Францию, где с мужем немедленно развелась. Через пару лет революция закончилась, и Изабеллу пригласили вернуться на трон. Но нет! Она отказалась от королевства в пользу своего сына Альфонса и весело прожила в Париже еще тридцать лет. В старости они с бывшим мужем подружились: ведь у них было столько общих воспоминаний.

И это все о двух замужних королевах, которым консумацию испытать так и не довелось. Но у одной жизнь оказалась несчастной, а у другой счастливой, в полном соответствии с известными строками: «Каждый выбирает для себя...»
Буривух

"Евгений Онегин" в постановке Римаса Туминаса


Давно я не видел такого захватывающего спектакля, как «Евгений Онегин» Вахтанговского театра в постановке Туминаса. Совестно использовать такие пафосные слова, но именно восторг явственно и неоднократно ощущался. Представление протяженное – 3.5 часа, и насыщенное необыкновенно - на сцену выходят не менее 30 актеров. И все действие сопровождается непрерывным потоком неожиданных поворотов, раздвоений, трюков, гэгов. Появляются герои, которых в романе нет, но которые совершенно органично вписаны, например, гусар в отставке с функцией рассказчика (В. Симонов), или филигранно сыгранная Е. Крамзиной бессловесная калека-странница с крошечной домброй, комментирующая мимикой и музыкой происходящее.

Или вдруг на сцене появляется великолепная Ирина Купченко и читает «Сон Татьяны» дуэтом с голосом Смоктуновского, звучащим с колосников. Автор нигде не полемизирует с Пушкиным, но он разбивает наше привычное представление о романе. Ну вот, например. Все мы помним, что:

«В чертах у Ольги жизни нет.
.............................................
Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая луна...».

Но ведь это слова Онегина, человека недоброго и на все готового, чтобы позлить товарища и тем развлечься. Так вот у Туминаса Ольга (М. Волкова) прелестная девушка с очень живым овальным, а совсем не круглым лицом. И Ленский, поглядев на луну и сравнив с ней милую рожицу своей избранницы, убеждается, что Онегин мелет вздор.

Или вот: «Но я другому отдана и буду век ему верна», это говорит Татьяна (Е. Крегжде) в нервном разговоре с Онегиным. И всем нам кажется, что только чувство долга удерживает Татьяну возле генерала. Но ведь Татьяна другой тип женщины. И режиссер разыгрывает бессловесную сценку. Татьяна, сидя на кушетке, достает с полки банку с вареньем, ложку и начинает есть. Появляется генерал, делает круг по сцене и садится рядом. Поглядев на него, Таня достает другую ложку и дает ему. Генерал охотно пробует. И вот, кульминация! Таня своей ложкой зачерпывает варенье и кормит с нее мужчину, а он свою ложку с вареньем подносит ей ко рту, и она ее принимает. Он с удивительной нежностью проводит рукой по ее щеке, а она целует эту руку.

Это она выбрала этого мужчину, и их привязывает друг к другу глубокая симпатия и нежность. Здесь, конечно, есть и оттенок дочернего отношения . Ведь у Тани уже нет отца. Но не станет же она все это растолковывать Онегину! Проще и понятнее сказать о долге.

А вот еще, Ленский (он ведь из Геттингена приехал) дарит своей невесте немецкую штуковину – аккордеон. Ольга в восторге надевает его на себя и не расстается с ним, наигрывает и напевает.

Но вот сцена злополучных именин. Онегин начинает волочиться за Ольгой. Показано это одним движением. Онегин кладет руку на клавиатуру аккордеона на уровне Олиной груди и перебирает клавиши. Это выглядит так сексуально, что нет сомнений в оскорблении, нанесенном Ленскому. И здесь режиссер отсылает нас к сцене с флейтой в Гамлете. Там принц говорит, что тот, кто не умеет играть на простом инструменте, созданном для этой цели, вряд ли сумеет вовлечь в свою игру человека. А здесь Онегин касанием нескольких клавиш доказывает, что ему доступен и инструмент и человеческая душа.

Такие примеры можно множить и множить.

Отличная музыка, костюмы, балетные вставки вслед за текстом романа. Все сплетено, интересно и неожиданно. А весь задник сцены - это зеркало, но зеркало темное и слегка подвижное. И когда оно двигается, кажется, что наклоняется и колеблется сцена. Так может быть все, что происходит на сцене, происходит в зазеркалье. Может быть, постановка не отражение русской жизни, как писали о романе, а ее мистическое воплощение?

Смотришь, не отрываясь и обо всем забывая. Представление втягивает в себя. Пушкинский стих пронизывает и обволакивает. Он звучит так естественно, как если бы по-другому вообще не говорили бы.

Не могу сказать, что мне понравилось все. Была пара мест, когда действие можно было бы и подсократить. Были неоправданые притормаживания. Но это, практически, не испортило впечатления. Очень хочется посмотреть постановку еще раз. Уверен, что упустил немало вкусностей.