Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Буривух

Просто кактус

Сегодня в 6 утра начали раскрываться бутоны ужасно колючего кактуса на балконе. А к девяти это выглядело так. Может быть кто-нибудь знает, как это растение называется?
Буривух

Что такое "тарс"?

Игрок из меня, прямо скажем, никакой! В детстве папа учил меня правилам игры в шахматы и шашки. Я даже овладел постановкой «детского» мата. Но на этом мои достижения в этих играх иссякли, шестилетняя внучка выигрывала у меня легко и непринужденно. Впрочем, эти красивые шахматные слова: «цугцванг» и «миттельшпиль» заметно украсили мой лексикон. От шашек у меня осталось  представление о том, как поступает настоящий мужчина: «Раз, два и в дамки». Но в отсутствии детальной программы действий воспользоваться этим алгоритмом ни разу не удалось.
На работе во второй смене часто совершенно нечего было делать. Тут сотрудники попытались научить меня преферансу. Вроде бы я твердо усвоил азы. Под вистующего всегда ходил с тузующего. А когда не было хода (у меня всегда не было хода), ходил только с бубей. Но через пару игр ребята сказали, что они предпочитают играть втроем. Я даже обрадовался.

Игры с природой, ну, всякие сборы грибов и ягод происходили по похожему сценарию. Из грибов мне попадались исключительно червивые сморчки или ороговевшие вешенки. Однажды я оказался в ореховом лесу. Недалеко от Красной Поляны есть леса, в которых растут буки и огромные ореховые деревья. Время было ближе к осени, и земля была усыпана крупными грецкими орехами. Я набрал сумку и принес домой. Все, понимаете, все орехи оказались заполнены какой-то серой, дурно пахнущей паутиной. Местные объяснили, что в этом году на лес напал какой-то редкостный вредитель. Апофеозом этой тотальной неудачливости была единственная в моей жизни рыбалка. Произошло это в университетские времена, наверное, на четвертом курсе. Трое ребят, с которыми я не был особенно близок, пригласили меня съездить с ними на рыбалку на озеро Кумиси. Они честно признались, что меня зовут потому, что четвертый их товарищ неожиданно угодил в больницу с аппендицитом, а там на озере все уже договорено и желательно, чтобы участвовали четыре человека, и надо взять с собой непромокаемые пакеты – рыбы будет не менее десяти килограммов на нос.
Поехали на автобусе, потом километров 5 шли пешком до ихтиологической станции Академии наук на озере. Сотрудники этой станции приторговывали тем, что пускали к себе с ночевкой половить рыбу. Вот мы добрались, разобрались с вещами, а как стало смеркаться, сели попарно на две лодки, один гребет потихоньку, другой разворачивает снасть. А снасть эта представляла собой длинную (метров двадцать, наверное) узкую крупноячеистую сеть. К нижней кромке сети были привязаны крючки и грузила. У ребят были заготовлена насадка, слава богу, не черви, а какие-то катышки с резким запахом. Развернули сеть полностью, привязали ее к столбикам, торчащим над поверхностью воды, и вернулись на берег. Нас четверо, трое со станции, сидим в тесной прокуренной комнате, пьем чачу, заедаем привезенным припасом. Беседа идет по-грузински, так что  помалкиваю. День прошел, как не было, запах курева нестерпимый, чача в горло не лезет, разговоры неинтересные... Какого черта я здесь делаю? Бросили нам, в конце концов, матрасы на пол, дали солдатские одеяла и хозяева ушли. С озера сырость и холод просачиваются сквозь щелястые двери и окна, легли одетые, а все равно зуб на зуб не попадает. Чуть начало рассветать, повскакали и к лодкам. Снасть надо вытащить до утра, пока никого на берегу нет. И вот, отвязали с одной стороны и начали вытягивать сеть. У ребят челюсти отвисли. НИ ОДНОЙ РЫБЫ не было ни в ячейках, ни на крючках. Ихтиологи что-то объясняли потом, говорили о неожиданных миграциях, но... Пригласившие меня ребята сказали, что приезжают на озеро в шестой раз, что во все предыдущие посещения вытаскивали и амура и толстолобика, и тарань, и что если я такой тарс*, то должен заранее предупреждать.

Прошло много-много лет, и мы переехали в Израиль, купили квартиру, устроились на работу и зажили жизнью совсем не той, какая была на доисторической родине. И в какой-то момент мой хороший товарищ пригласил нас поехать собирать грибы в лесу за Бейт Шемешем. Я его честно предупредил о том, что грибов не будет, и мы поехали. Не успели отойти с опушки и десяти шагов, как я увидел целое семейство отличных боровиков. Какой восторг! И пошло-поехало. Грибов было множество, тут и сморчки, и маслята, и лисички. И нечто совершенно незнакомое и потому не собираемое. Набрали килограммы. А дальше вы ведь знаете, грибы надо чистить, отваривать, комплектовать суповые порции и забивать ими морозилку. На следующее утро жена показала мне черные растрескавшиеся руки и сказала: «Ты знаешь, мне твои прошлые взаимоотношения с природой нравятся больше. Давай сделаем вид, что ничего не изменилось, и собирать грибы  или рыбачить больше не поедем.»

*Тарс (тбилисский сленг) - сглаз, так же называют глазливого человека.
Буривух

О следствиях и причинах

«Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.»
Оба были правы: и великий русский писатель, и безродный повелитель тьмы. Наверняка, каждый из любезных моих читателей убеждался в непредсказуемости иных  вечеров. Я рискну рассказать об одном из своих только ввиду некоей полезной информации, которой, естественно, поделюсь под  конец.
Итак, в субботу в свете предзакатного солнца отправились мы с женой прогуляться по нашему чудесному городку. И в самом начале прогулки я засмотрелся на кровли нижележащих кварталов, багровеющих в лучах заходящего солнца, (уж не дух ли самого Булгакова нажимает на клавиши моего киборда) и невзначай столкнул свою спутницу с дорожки в детскую площадку. И так неудачно столкнул, что бортик площадки рассек ей ногу, и кровь полилась, как из крана. Делать нечего, как-то вернулись к  дому, сели в машину, поехали в пункт скорой помощи. Там выяснилось, что рану необходимо зашить, и жену увели в операционную. А я остался и начал... плакать. Разумеется, мне было жалко жену и неприятно, что она страдает из-за мой неловкости, но плакать из-за этого было несколько странно. Тем не менее, слезы сами собой наворачивались на глаза. Я видел, как регистраторши за стеклом перешептываются с медсестрами, обсуждая этого невиданно чувствительного мужчину, так сочувствующего своей супруге. Но когда жена благополучно вышла из операционной, поток слез отнюдь не прекратился. Он стал еще обильнее, и прибавилась боль при каждом моргании. Я едва доехал до дома. Простые промывания глаз ни к чему не привели. Мы снова отправились в «скорую помощь», но тот самый врач, который удачно зашил рану, понятия не имел, чем мне помочь, и отправил нас в больницу.
Был ли кто-то из моих читателей в приемном покое больницы «Адаса в винограднике»? Тот, кто был, не нуждается в моем описании, а кто еще не был, пусть так никогда и не узнает об этом учреждении. Разумеется, мне выдали койку, но лежать на ней я не мог. К тому моменту резь в глазах при каждом моргании стала такой нестерпимой, что я носился по коридорам, легонько подвывая. Врач, который  подошел примерно через час, сказал, что глаза – это не его специальность, и что он вызовет дежурного специалиста. Еще минут через сорок появилась молодая женщина, которая оказалась окулистом – стажером. Она повела меня в свое отделение, где честно проверила на каком-то приборе состояние глаз. Глаза были в полном порядке. Она привела меня обратно в приемный покой и, не представляя, что со мной делать, врезала здоровенную порцию снотворного. И я уснул. Проснулся через три или четыре часа. Глаза легонько слезились, но боль ушла. Стояла глубокая ночь. Сын отвез нас домой, а утром все было в совершеннейшем порядке.
Итак, я провел вечер в рыданиях и стонах  из-за страшной рези в глазах, явившейся  БЕЗ всякой видимой ПРИЧИНЫ. Мы с женой материалисты, нам подавай причинно-следственную связь. Не могли же мы считать мои страдания  карой небес за нанесенную жене рану! Поэтому мы исследовали прошедшую субботу буквально поминутно в поисках причины кошмара и, представьте себе, причина обнаружилась.
В нашем многоквартирном доме есть общественный садик, которым занимался мой сын. В этот день он попросил меня придержать ветки небольшого деревца, которое росло у нас в садике, чтобы он мог как-то их подвязать. Что я и сделал, разумеется, без перчаток и очков.
Когда все закончилось,  мы выяснили в
Интернете, что это деревце называется по английски: “Pencil tree”, на латыни «Euphorbia tirucalli», а по-русски - это «Молоча́й тирука́лли». И вот: «Млечный сок этого растения чрезвычайно ядовит и вызывает при контакте с ним серьёзные ожоги кожи. При попадании сока в глаза может появиться сильная боль и возникнуть слепота, длящаяся 7 дней.» Так что мне еще крупно повезло. Смешное  в этой истории: когда-то откуда-то я сам привез росток этого, забавного на вид, растения и посадил его в садике нашего дома. Опрометчивым оказался этот, на первый взгляд, совершенно невинный поступок.
Буривух

Кастильские картинки 1

Я так и не успел купить новый фотоаппарат перед поездкой в Кастилию.  Фотографировал старенькой "мыльницей" Canon, так что качество снимков так себе, но все это увидено мной, а не неведомым дядей (или тетей) из Интернета.

Осень в парке Ретиро


"Глядит в лагуну старый мост и так вода ясна, что в ней встает  такой же мост, такая же луна..."  Древнеегипетский храм Дебод


Пара у церкви. Хороша шляпка!



Пруд с деревом посередине сквозь водопад


Люди под окороками.
Буривух

Сказка Меира Шалева

Из всех израильских писателей, которых довелось читать (в переводах, конечно), мне по-настоящему близок Меир Шалев.
А тут случайно попадает на глаза его сказка, которая, кажется, еще не переведена. Не удержался и перевел. Посмотрите, что получилось.

Небылицы дедушки Арона

В маленьком поселке в самой середине большой Долины жили   три друга: дед Арон, дед Наум и дед Исак. Они дружили давно  и часто проводили время вместе,  хотя и были совсем разными. 



Collapse )
Буривух

Шаманское камлание в Иерусалиме

     Всю прошлую неделю в Старом городе Иерусалима и вокруг него проходил фестиваль света. И мы пару раз прошлись по прихотливо расцвеченным улочкам. Полно народу, праздничная атмосфера, музыка, ресторанчики, на старые стены проецируются забавные сюжеты из жизни великанов и принцесс – хорошо! Но вот одна из множества аттракций этого фестиваля поразила меня по-настоящему. Метрах в 50-ти  за Шхемскими ( они же Дамасские) воротами есть пещера Цидкиягу (Цедекия), на самом деле это огромная каменоломня, уходящая на сотню метров под мусульманский квартал. Каненоломня древняя до невозможности, археологи считают, что здесь добывался камень для постройки первого Храма, что происходило 3 тысячи лет назад. Так вот зашли мы в эту пещеру и двинулись вглубь, прошли метров 50 и услышали странное пение. Еще с десяток шагов и мы оказались в почти круглом зале, с ровным полом. Большая часть пола была засыпана слоем черного щебня, в котором были установлены маски с подсветкой. Никакого другого освещения в зале не наблюдалось. Но главным там был звук. Пел мужской хор, и все в этом хорале - тембр, мелодия, неслыханные низы голосов создавали в этом зале с идеальной акустикой эффект невероятный. Во время зловещих напевов маски выглядели вот так:

При более благоприятных поворотах мелодии вот так:


Мы там простояли, как зачарованные, два повтора представления и ушли изумленные и обрадованные новыми ощущениями.
Позже выяснилось, что знаменитое представление создано итальянцем Ричи Ферреро. В представлении использованы терракотовые маски племени Бвинди, живущего в Экваториальной Африке, и особое хоровое пение тувинцев. В древней Туве шаманами была разработана особая техника горлового пения, позволяющая выпевать две ноты одновременно. Все это можно найти в Интернете, например, вот здесь:

http://www.youtube.com/watch?v=4a2bs1LtIMg&feature=related

но попытайтесь наложить то, что увидите и услышите, на летнюю ночь в Иерусалиме, на Старый Город с Дамасскими воротами и древнюю каменоломню под ним. Получилось? Вот теперь это самое то!

Буривух

Прилавки "старого" города

Не очень-то я люблю бывать на базаре в христианском квартале старого города. Там почти всегда трудно дышать от движущихся в узких улочках  толп туристов. Но уж если я туда попадаю, то всегда радуюсь варварскому изобилию тамошних прилавков. Да здравствует эстетика пещеры Али-Бабы. Вот, полюбуйтесь.









Буривух

Китайские фонарики в Торонто

О прошлом годе были мы в Торонто. За день до возвращения домой ездили за город на какое-то семейное мероприятие, а на обратном пути наш торонтский племянник - Яша уговорил нас пойти на фестиваль китайских фонариков. Было уже достаточно поздно, мы устали, но Яша сказал, что его жене – китаянке с таким китайским именем - Хелена очень хочется, чтобы мы увидели это зрелище, и мы согласились. И надо сказать, что нисколько не пожалели об этом, хотя вернулись домой где-то за полночь. Выставка располагалась на берегу озера. А «китайские фонарики» оказались удивительно красивыми сооружениями и фигурами, раскинувшимися на огромной площади. Выставка привезена из материкового Китая в рамках культурного обмена. К сожалению, фотографии не передают всего буйства красок. Почти каждый объект имел соответствующее музыкальное сопровождение. Во многих случаях фигуры были динамичными.

Вот китайские драконы



Тадж Махал
 

Вестминстер

 

Безумный зоопарк
 
Эти светящиеся звери спускаются к дорожке, за которой расстилается озеро. Если бы только было возможно сфотографировать его бархатную черноту, зафиксировать плывущие от него покой и тишину, войти в его ритм.
А все эти фигуры - весьма сложные сооружения. На проволочный каркас натянута ткань или пластик, а внутри размещены лампы. Когда мы в конце вечера благодарили Хелену за удивительное зрелище, она очень серьезно сказала, что только китайцы способны создавать такое.

В связи с этим хочется зафиксировать несколько впечатлений касательно китайцев в Торонто. Официально китайцы являются самой большой эмигрантской общиной в стране. По переписи их более 4%. Но они сосредоточены в крупных городах, где их доля существенно выше. По доходам китайцы, в основном, размещаются в зоне среднего класса. Это врачи и другой медицинский персонал, преподаватели университетов, инженеры и программисты, работники банков. Кроме того, они содержат множество ресторанчиков и сувенирных лавок. Естественно, китайцы покупают для жилья коттеджи в районах расселения представителей среднего класса. Они хорошие соседи, и после покупки дома китайской семьей цена окружающей застройки не падает, но …как факт, постепенно представители других общин сами переселяются в другие районы, и вдруг тот или иной микрорайон становится чисто китайским. И тогда появляются магазины с только китайскими вывесками и рекламными объявлениями. На домах можно видеть резные доски или полотнища с иероглифами. Вот этот щит расположен рядом с
 
церковью недалеко от дома наших друзей. Название англиканской и пресвитерианской церквей, делящих одно здание, здесь дублируется иероглифами. Высока вероятность того, что лет через 10 щит заменят, и на нем в связи с изменением состава прихожан останутся только иероглифы. Особенно любопытно, что китайцы создают сети своего культурного образования и обучения. Так Хелена обучает китайским танцам китайских девочек. И подобных кружков и клубов множество. Таким образом, китайцы не интегрируются, а создают островки компактного заселения и очаги китайской культуры. Спонтанно ли это происходит или эти процессы курируются и подпитываются метрополией, я, конечно, не знаю. Но перспективы этого процесса наводят на невеселые мысли.

Буривух Эльфиягу

Колокольная пещера в Бейт Гуврине 12/08/06

12/08/06 мы слушали в Колокольной Пещере в Бейт Гуврине концерт «Два крыла». Пещера эта - место исключительно романтичное, но для проведения концертов мало подходящее. Подход к пещере не очень удобен, если иметь ввиду, что было продано не менее 600 билетов, и, главное, в пещере было очень душно. Тем, кто тяжело переносит духоту, я не советовал бы туда ехать летом. Первые три номера программы на сцене были Пташка и Гаранян. Программа концерта этого не предусматривала, но эти три номера были великолепны. Георгию Гараняну 72 года, но его саксофон звучит потрясающе. Не нужно быть специалистом (а я им и не являюсь), чтобы почувствовать музыканта – джазиста высшего класса. Последним из этих номеров был «Караван» Дюка Эллингтона, весь переплетенный изысканнейшими импровизациями, которыми попеременно угощали публику пианист и саксофонист..

Затем Гаранян удалился, а на сцену поднялся и элегантный, и экстравагантный Шломо Гроних.  Хотя все дальнейшее было иногда забавно, иногда интересно, а порой трогательно, собственно джаза во всем этом было немного. Мне кажется, что несмотря на публичные клятвы в любви и братстве, эти артисты взаимодействуют как лебедь и щука из известной басни. Пташка живет на сцене в стихии джаза. Играет ли он на электрооргане, поет ли или отбивает на барабане ритм, он это делает, чтобы дать нам больше джаза, чтобы расширить наши возможности восприятия джаза, чтобы потрафить нам, в конце концов,  и мы бы возлюбили джаз так, как любит его он, великий джазмен. Шломо Гроних в большей степени шоумен, тяготеющий к перформансу. Разумеется, он прекрасно играет, в том числе и на таких экзотических инструментах как бараний рог или  берестяная дудка. Но на сцене он не ради джаза, а для демонстрации себя и своих возможностей. И нет сомнений, что он интересен в своей черной блузе, черных дудочках штанах ¾ и ярко желтых деревянных туфлях-клумпе на ногах, но только к джазу прямого отношения это не имеет. Тем не менее Пташка как бы вытянул его на пару настоящих джазовых дуэтов, которые прозвучали отлично. Все остальное были заигрывания с публикой,  пение попеременно на иврите и русском и всякие другие штуки. В общем, было интересно. Публика хлопала, кричала и «в воздух чепчики бросала». Расходились возбужденные и довольные.