Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Буривух

О докторе бедном замолвите слово...

Я недавно упоминал о том, что две российские императрицы Елизавета Петровна и Екатерина II относились к евреям совсем не одинаково. Эту разницу отношений можно проследить  на всех уровнях вплоть до судьбы отдельного человека.
Семнадцать лет прожил и проработал в России португалец – врач Антонио Санчес, которого в те времена в российских документах именовали Санжесом. Сделал он в России блестящую карьеру, стал придворным врачом при Анне Иоанновне. Лечил юного императора Иоанна Антоновича, а когда Елизавета совершила государственный переворот, остался при ней. В 1744 году ему удалось вылечить от опасной болезни 15 летнюю Екатерину – невесту принца Петра Федоровича, будущего императора Петра III. По не вполне ясным причинам, через семнадцать лет службы он, сославшись на болезнь глаз, запросился в отставку. И был отпущен не просто так. Вот акт из архива академии наук: «1747 г. сентября 1-го дня. № 726. Понеже находящийся в службе Ее Импер. Величества действительный статский советник и второй лейб-медик Антонио Робейро Санжес, который отпущен в свое отечество, при отпуске своем просил, чтобы его, господина Санжеса, учинить почетным при академии членом, с обыкновенным при том пенсионом, и он в отечестве своем будучи за морем в своей науке для здешней академии разные пьесы и диссертации присылать будет, того ради указу Ея Императорского Величества канцелярия академии приказали: ему, господину Санжесу, быть при академии почетным членом физического класса, с определением Ея Импер. Велич. жалования по 200 руб. на год».
Collapse )
Буривух

Эдикт и Указ

А давайте сравним два указа об изгнании евреев, подписанных властительными дамами в противоположных краях Европы. Первый – Гранадский Эдикт «Decreto de Expulsión de los Judíos de España» издан Изабеллой Кастильской в 1492 году, а второй – “Указ о высылке как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех Жидов”, утвержден императрицей Елизаветой Петровной примерно через 250 лет в 1742-м году.
В обоих документах указаны причины их появления, и они несколько отличаются.

Испанка утверждает (и не без оснований), что иудеи склоняют крестившихся евреев – новых христиан к возврату в лоно иудаизма. «Хорошо известно, что в Наших пределах живут некоторые плохие христиане, которые иудействовали и отрекались от Святой Католической Веры, что было вызвано, в основном, контактами между евреями и христианами». Королева входит в детали: «Евреи пытаются любыми способами подорвать Святую Католическую Веру и создают препятствия на пути верующих христиан в приближении к ней. Эти евреи обучают этих христиан своим обрядам и наставляют их в своей вере, делают обрезание их детям, дают им книги для их молитв, объявляют им дни постов,  сообщают даты праздника Пасха и затем дают им хлеб без дрожжей и мясо, приготовленное церемониальным образом, и ... убеждают их в том, что не существует никакого иного истинного закона, кроме законов Моисея. Основываясь на показаниях как этих евреев, так и тех, кого они совратили, можно понять, что Святой Католической Вере был причинен большой вред и ущерб».
Русская изъясняет причину изгнания кратко, но мощно: «Нам известно учинилось, что Жиды  в Нашей Империи, а наипаче в Малороссии под разными видами, яко то торгами и содержанием корчем и шинков, жительство свое продолжают от чего не иного какого плода, но токмо Нашим верноподданным крайнего вреда ожидать должно».
Объем изгнания и условия нисколько не отличаются.
В Эдикте: «Касательно этого, Мы приказываем данным эдиктом, чтобы евреи и еврейки всех возрастов, находящиеся в Наших владениях и на Наших территориях, покинули их вместе с сыновьями и дочерьми, слугами и близкими и дальними родственниками всех возрастов в конце июля этого года и не смели возвращаться в наши земли, и не проходили через них, так что, если какой-либо еврей окажется на этих территориях, либо вернется в них, то будет казнен, а его имущество конфисковано».
В Указе: «Всемилостивейше повелеваем: из всей Нашей Империи, как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех мужска и женска пола Жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со объявления сего Нашего Высочайшего указа, со всем их имением немедленно выслать за границу, и впредь оных ни под каким видом в Нашу Империю ни для чего не впускать».
Обратите внимание, испанцы дали евреям три месяца на сборы, а в России, чего тянуть, приказано выслать немедленно.
А что же делать изгоняемым с их имуществом? И тут никаких разноречий между Эдиктом и Указом нет.
В первом: «Мы даем право и разрешение вышеназванным евреям и еврейкам забрать с собой из Наших владений свое имущество и увезти его по морю или по суше, за исключением золота, серебра, чеканных монет, а также иных предметов, запрещенных к вывозу законами королевства, не включая разрешенные предметы и ценные бумаги».
Во втором: «При выпуске же их чрез Наши границы, предостерегать и смотреть того накрепко, чтоб они из России за рубеж никаких золотых червонных и никакой же Российской серебряной монеты и ефимков отнюдь не вывозили. А ежели у кого из них такие золотые и серебряные монеты найдутся, оные у них отбирая, платить Российскими медными деньгами, яко то пятикопеечниками, денежками и полушками, которые могут они в Нашей же Империи отдать и куда кому надобно векселя взять».

Зато последствия этих выселений оказались принципиально различными.
В Испании менялись правящие династии: Трастомаров сменили Габсбурги, Габсбургов Бурбоны, но Эдикт продолжал действовать более 420 лет. Лишь во время Первой мировой войны, в которой Испания придерживалась нейтралитета, среди беженцев от ужасов войны оказалось сколько-то евреев, которых «не заметили». Официально же Эдикт был  признан недействительным лишь в 1968 году при правлении генерала Франко, который и сам был из семьи марранов.
В России уже через 20 лет новая императрица Екатерина II, немка с головы до ног, издаст манифест «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают». Этот Манифест исключает евреев из числа желанных иностранцев, но в Россию приедут тысячи немцев, среди которых окажутся и десятки евреев, купцов и ремесленников. А еще через 10 лет, в результате раздела Польши, к России отойдут земли с живущими на них сотнями тысяч евреев. И никто, разумеется, их выселять не станет, хотя и Указ Елизаветы Петровны никогда отменяться не будет.
Нет, господа, что ни говорите, а российское «закон, что дышло» да и всеобщее нерадение бывают порой не менее полезны для общего блага, чем латинское «
Dura lex, sed lex».
Буривух

О многообразии подходов к явлениям

То, что мы видим, зависит от точки, с которой мы смотрим, от точки зрения. Слава Господу, мы вольны менять эту самую точку. Вот я выбираю, например, точку зрения радикального феминизма и отсюда рассматриваю всем известный Гентский алтарь братьев ван Эйк в раскрытом состоянии. Вот он:


На первый взгляд, здесь с женщинами все в порядке, но вглядимся. В центре верхнего ряда Господь – спокойная сосредоточенность творца, удерживающего мировое равновесие своей напряженной статичностью.  Справа Иоанн Креститель. Книга у него только для вида, мол, и мы не лыком шиты, а его взгляд и активный жест направлен на того, кого он благословляет.  Слева от Господа Мария. Она полностью погружена в чтение. Мужчины активны, женщина совершенно пассивна.

В этом же ряду обнаженные Адам и Ева. Над ними маркеры

















Левый над Адамом – здесь Каин и Авель, хорошие ребята, готовятся принести жертву Господу от трудов своих. А справа, над Евой, Каин зверски убивает Авеля – плоды ее воспитания. Ева напрямую связывается здесь с первым братоубийством. Мало этого, так в правой руке у Евы мы видим некий плод, может это и не яблоко, но нечто, отчетливо напоминающее о компрометирующих женщину связях со Змеем. Все остальные в верхнем ряду бесполые ангелы, которые для нашего анализа картины интереса не представляют.

Переходим к нижнему ряду. Центральное полотно

Агнца окружают одни ангелы. Кроме них мы видим четыре группы. На переднем плане слева ветхозаветные пророки. Ни одной женщины. Что не было пророчиц? Конечно были, но художник не желает, чтобы мы об этом знали. Справа апостолы в белом и мученики в красном. А где Магдалина? Ведь апостолы говорили между собой, что она была ближе к Иисусу, чем они. Нет ее здесь. Для отмазки справа наверху Эйк изобразил святых дев – мучениц. Одних дев! С какой стати? Что, женщин – мучениц художник не встречал? Впрочем лиц этих дев все равно разглядеть невозможно. Слева вдали Первосвященники, понятно, что женщин среди них быть не могло. Слева створки с праведными судьями и воинством христовым. Ни единой женщины. А справа вот эти створки с отшельниками и пилигримами. У отшельников на переднем плане одни мужчины и только далеко позади выглядывают из-за скалы два женских личика. А среди пилигримов женщин и вовсе не видно. А ведь это неправда. Достаточно раскрыть «Кентерберийские рассказы» Чоссера, чтобы увидеть, как много было женщин-паломниц.

Очевидно, что с этой точки зрения  Гентский алтарь представляется мощным инструментом для продвижения в широкие массы идей  мужского шовинизма и гегемонии маскулинности. Самое время организовать демонстрацию к посольству Бельгии с требованием немедленно прекратить доступ к Гентскому алтарю ввиду  опасности для общества представления на нем женщин либо зловредными, либо пассивными.

Ребята, будьте осторожными в выборе точки зрения...











Буривух

Как это понимают в Братиславе...

Памятники жертвам Холокоста в Берлине и Вене, на мой вкус, не слишком выразительны, вроде их авторы не вполне понимали, чего именно от них хотят, а вот в Братиславе - столице Словакии  этот памятник стоит рассмотреть повнимательнее. Весь комплекс состоит из металического монумента и стены, облицованной черным мрамором, с изображением синагоги на ней.



































Детали монумента жуткие, но не вполне внятные, впрочем, надломленная шестиконечная звезда, венчающая памятник, сомнений не вызывает. На базальтовом основании памятника на словацком и иврите выбито одно слово «Помни». И все! Нет стенда, из которого можно было бы хоть что-то узнать, например, что более 70-и тысяч  словацких евреев вывезли в лагеря смерти, гда они и погибли. Что словацкие евреи были первыми заключенными Майданека и Освенцима и на них обкатывалась машина уничтожения. И что за синагога изображена на черной стене? Изображение очень точное. Я легко нашел фото этой синагоги.

Фото, это важно, датировано 1966 годом. Вскоре, синагога действительно была разрушена, но произошло это через 20 лет после падения фашистского режима, в Чехословацкой Социалистической республике, которой руководила местная компартия. Так ЧТО призывают нас помнить авторы памятника, установленного в 1996 году?







Буривух

О Тристане да Коста. Мостик через пять веков.

Середина июля... Две недели оставалось у евреев Испании в эти дни 1492 года до конца июля, когда по указу Католических Величеств они должны были или стать христианами, или покинуть территорию Испании. А покинуть-то с чем? Цены на дома и утварь упали до смешного, должники не возвращали евреям ни мараведи, зачем, если они вот-вот уедут и долги исчезнут. А кроме того, Указ запрещал вывозить золото и драгоценности.
Мои израильские друзья, вам совсем ничего не напоминает эта ситуация? Мы при отъезде из Тбилиси продали свою квартиру за одну тысячу долларов! Но и эту тысячу легально вывезти было невозможно. Но мы сделали свой выбор!
И у испанских евреев выбор был: тот, кто решил остаться евреем, покинул Испанию, а тот, кто остался в Испании, крестился и делал это сознательно.
Некоторая часть покинувших Испанию перебралась правдами или полуправдами за большие деньги в соседнюю Португалию. И должен вам сказать, что их участь оказалась тяжелее и двусмысленнее участи испанских евреев. Прошло всего четыре года, и португальский король Мануэль I, решив, что евреев он больше терпеть в своей стране не может, издал указ об их изгнании. Но его советники объяснили королю, что изгнание евреев приведет к экономической катастрофе. Тогда последовало поистине иезуитское решение: евреев массово насильственно крестили и одновременно объявили, что на протяжении двадцати лет в стране не будет введена инквизиция. Разумеется, синагоги и еврейские школы закрыли. Евреи-новые христиане обязаны были по воскресеньям посещать мессы, но их не преследовали ни за субботние свечи, ни за иные формы подпольного иудейства. Через двадцать лет суды инквизиции появились, но к тому времени новые христиане могли свободно передвигаться по всей Европе. В Венеции или Риме они оставались христианами, при этом активно сотрудничая с еврейскими общинами, а попав в Турцию, официально возвращались к иудаизму, поскольку турки к евреям относились много лучше, чем к христианам. Эти «новые евреи» часто не знали иврита и были очень далеки от еврейской учености.
Сохранился любопытный протокол допроса Тристана да Коста, который проводил Совет десяти – высшая судебная инстанция Венецианской республики. Вероятно, тот был участником или организатором сложной финансовой аферы, но прежде всего судьи хотели понять, кто перед ними стоит.

--В какое время и в каком месте твой отец и ты стали христианами?
--Меня сделали христианином в то время, когда король Португалии крестил всех евреев, то есть примерно 56 лет назад. Когда я вырос, отец и брат рассказали мне, что их крестили насильно. Я не помню, как меня крестили, отец и братья говорили, что меня вырвали из рук матери и крестили.
--Когда ты подрос, жил ли ты как христианин?
--В то время я жил, как мне говорили. Иногда я ходил на мессу с христианами, иногда  исповедывался какому-либо священнику вместе с людьми, которые водили меня на исповедь, но я никогда не причащался.
--Сейчас ты еврей или христианин?
--Я приехал на эту свободную землю, потому что здесь нет инквизиции. Иначе я бы сюда не приехал. Внутренне  я чувствую себя евреем, снаружи меня знают под именем Тристан да Коста.
--Снаружи ты еврей или христианин?
--Я не совершаю действий христианина.
--Участвовал ли ты в еврейских молитвах или церемониях и где это происходило?
--Ни то, ни другое.
--Если ты ощущаешь себя евреем, почему ты в Венеции, где евреи носят одежду, отличную от одежды христиан,  одеваешься, как христианин?
--В Измире, откуда я приехал, мне сказали, что, если я не буду молиться с евреями в синагогах и жить среди евреев, я могу носить христианскую одежду.
Продолжение допроса интереса для нас не представляет.
Почти тридцать лет я живу в Израиле и все еще подобен Тристану да Коста – внутренне  чувствую себя евреем, но с евреями не молюсь и еврейской жизнью не живу. Все повторяется...
Буривух

Письма пишут разные...

Ах, на какой обмен письмами я случайно наткнулся, пальчики оближете. Но все по порядку. Началось это в 1492 году в Иерусалиме и, представьте себе, никакого отношения к евреям не имеет. Однажды в Иерусалиме Нилос, посол картлийского царя Константина II, познакомился с испанским посланником Мартином Диасом де Ауссе. И испанец, конечно, рассказал грузину, что совсем недавно Изабелла и Фердинанд -  испанские короли захватили последний оплот мусульман на иберийском полуострове и изгнали мавров в Африку. Не знаю, что Нилос говорил испанцу, но он убедил того поехать с ним в Тбилиси.
Тут необходимо сказать несколько слов о ситуации в Грузии в этот период. После двадцати лет непрерывных междуусобиц собрался дарбази (совет) высших иерархов и феодалов, который признал, что единой страны Грузии уже нет. Необходимо немедленно прекратить войну, ведущуюся за единство Грузии, так как это единство в настоящее время недостижимо. Дарбази зафиксировал четыре государства на месте бывшей Грузии: Кахетию на востоке, Имеретию на западе, Самцхе на юге и Картли со столицей в Тбилиси в центре. Понятно, что все эти государства были разорены, очень слабы и несчастны. Сорок лет назад пал Константинополь – естественный союзник и покровитель православной Грузии, а сейчас Грузия оказалась зажатой между персами и османами. Пути в Россию были перекрыты северокавказскими племенами, принявшими ислам. Со стороны нынешнего Азербайджана волна за волной накатывались ватаги кочевников-туркменов, грабившие и убивающие жителей.  Однажды такая банда даже захватила на короткое время Тбилиси.
При таких вот делах царь Константин решил, что испанские короли могут стать его союзниками. Он написал письмо Фердинанду и Изабелле с жалобами на мусульманский гнет, с туманными намеками на возможность перехода в католичество и с конкретным предложением ОДНОВРЕМЕННОГО СОВМЕСТНОГО УДАРА ИЗ МАРОККО и ГРУЗИИ, чтобы освободить Константинополь,  Ближний Восток и все средиземноморье от мусульманства. Какая грандиозная идея! Вот с этим письмом царь отправил своего уполномоченного Закарию в сопровождении Нилоса и Диаса в Испанию.
Теперь представим себе пребывающий в данный момент в каком-нибудь Вильядолиде кастильский двор. Сорокалетняя Изабелла, потерявшая интерес к супружеской жизни из-за постоянных постов и молитв, раздражена сообщениями о все новых интрижках ее цветущего, неукротимого в постельных сражениях мужа.
Представляю себе, как посланцы появились с письмом перед венценосной парой, и Изабелла, выслушав своего посла, язвительно сказала: «Не объяснит ли мне, женщине невежественной, мой высокообразованый супруг, король Арагонский (Фердинанд уже 15 лет был и королем Кастилии, но когда она злилась, то игнорировала этот факт), где находится вот эта самая Картли».  «Не знаю точно, дорогая, но, полагаю, где-то между Венгрией и Китаем», - любезно ответил Фердинанд и был совершенно прав.
Впрочем, грузин принимали приветливо, королева оплатила их гостиницу, а через пару месяцев они отправились в обратный путь с ответным посланием. Лишь в 1495 году царь Константин получил письмо за подписью католических королей, в котором грузинам напоминали, что отвоевание Испании от мусульман заняло примерно восемьсот лет. Что за это время накопилось множество внутренних проблем, которыми надлежит срочно заняться. Что хотя благочестивые короли и намерены в долгосрочной перспективе вторгнуться в Северную Африке, сейчас они могут предложить царю только свои молитвы и искреннюю дружбу.
И до сих пор не договорились испанцы с грузинами об одновременном совместном ударе, может быть поэтому, мы имеем на Ближнем Востоке то, что имеем.
Буривух

Псевдопутевые заметки 1



Собираемся съездить на несколько дней в Тбилиси. А не были мы там, шутки в сторону, двадцать семь лет. Что же до путевых заметок, то зачем ждать поездки? Можно начать писать их прямо сейчас. Ведь по нынешним временам и лететь-то никуда не нужно, чтобы описать достопримечательности любого «никуда» в мелких деталях, да еще и с фотографиями.

Если, выходя из Александровского сада на проспект Руставели  ясным весенним днем, вы взглянете на зеленую гору Давида с белоснежной верхней станцией фуникулера на вершине, то наверное, решите, что именно сейчас подходящее время, чтобы туда подняться. Вы пересечете проспект и по улице Бесики начнете подниматься в гору к нижней станции фуникулера. Начинается Бесики очень симпатичным домом в околоклассическом стиле. Дом этот был построен в 1916 году и арендован Театральным обществом. Но всем коренным тбилисцам он известен, как Дом офицеров. Были тут и кинотеатр, и отличный концертный зал. Мы все ходили сюда на концерты великого чтеца Сомова. Повыше Бесики сужается и изгибается. Тут легко запутаться в узких улочках и, возможно, вы окажетесь на улице имени Дмитрия Кипиани. Эта улица вовсе не похожа на лощеный проспект. Булыжная мостовая с весьма условными тротуарами, облезлые, ничем не привлекательные домики. Даже название улицы не совсем точное. Она должна была бы называться улицей святого Дмитрия Кипиани. Да, в 2007 году Грузинская православная церковь причислила Дмитрия к лику святых. История этого святого любопытна и кое-что проясняет во взаимоотношениях российского государства и его грузинской окраины. Родился Дмитрий в 1811 (по другим источникам в 1814) году в семье простых грузинских дворян. Блестяще окончил Училище для благородных детей (позже Первая тбилисская гимназия) и начал в ней же преподавать грузинский и русский языки и географию. В 1832 году был арестован за соучастие в подготовке восстания с целью восстановления независимости Грузии. Смертная казнь была заменена ссылкой в Вологду. В 1837 он возвращается в Грузию и поступает на работу в канцелярию наместника, где стремительно поднимается по карьерной лестнице. Избран на пост предводителя грузинского дворянства, стал первым грузином, занявшим должность городского головы Тбилиси, и первым грузинским дворянином, получившим чин действительного статского советника. Он открывает свою частную библиотеку для публичного пользования, инициирует создание грузинского дворянского банка, основывает Общество по распространению грамотности среди грузин. И чем бы этот человек ни занимался, главным для него было  сохранение и развитие родного языка: он отстаивал право на изучение грузинского языка в средних учебных заведениях Грузии, требовал отмены циркуляра 1881 года, по которому грузинский язык был запрещён даже на подготовительных отделениях. Его резкая критика кавказской администрации и самого главноначальствующего князя Дундукова-Корсакова становится опасной, и власти ищут повода для расправы. Повод, конечно, находится. В 1886 году исключенный из семинарии студент убивает ректора тифлисской семинарии протоиерея Чудецкого. Этот протоиерей был грубым и вспыльчивым человеком, не признававшим грузинской культуры и как-то публично назвавшим грузинский язык «собачьим языком», что, разумеется, никак не оправдывает его убийства. На похоронах экзарх Грузии архиепископ Павел проклял и убийцу, и страну, рождающую таких разбойников. Кипиани написал архиепископу письмо, в котором была и такая фраза:«Чтобы сохранить свое достоинство, проклявший должен покинуть проклятую им страну». Вот и повод. Князь пишет письмо министру внутренних дел Лорис-Меликову с просьбой выслать Кипиани из Грузии. Просьбу эту поддерживает обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев, и Кипиани изгоняют в Ставрополь под круглосуточное наблюдение агентов 3-го жандармского управления. Ему уже 75 лет. И ровно через год этого человека убивают в его квартире. Официальная версия – грабеж. Что было грабить у этого сосланного старика, одиноко живущего в съемном жилье?

Впрочем, сменим тему, ведь вы уже добрались до нижней станции фуникулера. Строительство фуникулера финансировала анонимная бельгийская компания. Проектировали и строили дорогу бельгийцы с итальянцами. А вот нижнюю станцию построил в 1905 году тбилисский архитектор Шимкевич. На всех сайтах, посвященных тбилисской архитектуре, вы прочтете, что в 1960 году здание перестроили, а в 2013 году его восстановили в первоначальном виде. Вот таким:

Какие красивые окна в форме вифлеемской звезды! Погодите, но ведь вы помните, что на открытке столетней давности окна были совсем не такими. Ну, конечно, в первоначальном виде окна имели форму щита Давида.
В этом виде здание очень напоминает синагогу. Кто заказал архитектору - русскому дворянину такие окна? Может быть, анонимные бельгийцы? А может быть, он спроектировал окна такими в честь святого Давида Гареджийского, именем которого названа церковь – пантеон на этой горе. Не понятно! Но вполне понятно, почему здание не восстановили во всей точности.
А вот и ваш трамвайчик приехал. Приятной вам поездки. И не пропустите, на втором этаже верхней станции  гостей ждет ресторан высокой кухни, каким, наверное, и должен быть ресторан на вершине святой горы - Мтацминда.


















Буривух

История в четырех документах

31 марта 1492 года их католические величества короли Фернандо и Изабелла обнародовали эдикт об изгнании евреев в срок до 31 июля. В небольшом городе Витория на севере Испании евреи начали распродавать свое имущество, готовясь к отъезду. Но не все было продано. Вот первый документ.
«В среду, 27 июня 1492 г. в присутствии членов городского совета с одной стороны и судьи евреев, их коррехидора и гаона Самуэля Беньямина и его кузена, а также других евреев - жителей города было сказано и записано: поскольку в следующем месяце согласно приказу короля и королевы мы обязаны навсегда покинуть эти королевства и учитывая добрососедское отношение христианских жителей города к нам лично и ко всей еврейской общине, мы дарим городу бескорыстно и в вечное владение принадлежащий еврейской общине участок с кладбищем на нем, называемый Джудеменди, со всем, что на нем, с его входами и выходами, отныне и навеки  с просьбой использовать его для общественной пользы».
Далее проставлены подписи, а за ними имеется приписка, также заверенная подписью и печатью:
«Я, губернатор этого города, Хуан Мартинес де Олаве обязуюсь и клянусь, что этот участок не будет разрушен или засеян или застроен, а будет использоваться для общественной пользы, как сказано выше».

Следующий документ - это письмо евреев города Байона от 21 апреля 1851 года. После подписания первого документа прошло 360 лет. Но тут мне надо сказать хотя бы несколько слов о евреях Байоны. От Витории до Байоны не более 100 километров, но Байона находится за Пиренеями во Франции. Эдикт об изгнании заставил многих евреев обратиться в христианство вынуждено. Но исповедовать иудаизм тайно в Испании было крайне опасно. Во Франции евреям жить запрещалось, но «новые христиане» из Испании и Португалии спокойно перебирались через Пиренеи в ближайший французский город, селились компактно на его окраине и... возвращались к исповеданию иудаизма. Инквизиция во Франции в то время была инструментом королевской власти. Французской короне эти люди были полезны, так как занимались контрабандой, что приносило бедной области огромный доход. В официальных документах их называли не евреями и не испанцами, а... «португальскими торговцами». В конце 18 века Наполеон разрешил евреям жить на всей территории республики, и тотчас же все «португальские торговцы» превратились в евреев. Так вот эти самые евреи Байоны написали:
«Сеньору алькальду и членам совета славного города Витория! Господа, мы знаем из испанских газет, что при строительстве новой дороги обнаружено древнее кладбище с захоронениями в соответствии с еврейскими обычаями. Нам известно, что евреи безвозмездно уступили городу это кладбище под условием, что оно не будет, распахано или застроено. Каковы бы не были различия в наших обрядах, мы уверены, что требования выполнения подписанных по доброй воле народа договоров является наследием всех религий. Еврейская община города Байона, сохраняя великолепные воспоминания о стране, в которой жили наши предки, нижайше просит благородных членов муниципалитета города Витория и его высокочтимого алькальда приостановить работы, начатые на этом участке.
Да хранит вас Бог».

Далее множество подписей.

Через самое короткое время глава еврейской общины Байоны получил письмо от алькальда (мэра) Витории.
Третий документ.
«С живым интересом прочитали члены муниципалитета города Витория трогательное послание вашей общины. Муниципалитет с радостью сообщает, что мы предупредили ваше желание. Эксгумация тел на участке Джудеменди прекращена. Приняты меры по немедленному захоронению тел. Работы прекращены и начата перепланировка трассы дороги. После получения вашего письма, мы разыскали в городском архиве  упомянутый вами документ от 1492 года. И в полном соответствии с ним, а также принимая к сведению ваши пожелания, приняли решение оградить вышеупомянутый участок и посадить там деревья, чтобы украсить это место и сделать его приятным для горожан». Подписи и печать.
Евреи Байоны рассыпались в благодарностях, но их письмо я не привожу, так как новой информации оно не содержит.


А теперь обратимся к нашему времени. Уже 25 лет, с 1982 года, евреи могут получить гражданство Испании. Тем не менее на данный момент там проживает не более 45000 евреев при численности населения страны 46 миллионов. Другими словами, евреев там примерно 0.1%. Это значит, что большая часть населения никогда в жизни ни одного еврея не встречала. Вот вам четвертый документ.
«Среди студентов университетов Испании проводился опрос на тему толерантности. На вопрос, готовы ли они сидеть на занятиях рядом с евреем,  54% студентов ответили, что им бы этого не хотелось».

Вы, пожалуйста, не спрашивайте меня, почему я связал эти четыре документа в одном тексте. Я не знаю!  Само собой так сложилось...
Буривух

Запоздалое

Ой, уже 11 марта, а где же мой традиционный текст к женскому дню о необычной женщине? Наверстываю упущенное. Сегодня расскажу о женщине, которая родилась очень давно, почти 1800 лет назад, на южном берегу Черного моря. Но именно этой женщине  мы обязаны значительной части нынешнего потока туристов в нашу страну.
Родилась Елена в захолустном городишке Дрепан в Вифинии, малоазиатской провинции Рима, в 250 году. Отец ее содержал почтовую станцию, где путники могли отдохнуть, пока им перепрягали лошадей. Когда Леночка подросла, она стала помогать отцу – подавала проезжему люду местное недорогое вино. Ей было двадцать, и она все еще не была замужем, когда у нее cпросил вина молодой симпатичный римский порученец Констанций Хлор. На обратном пути он специально заехал на станцию, где провел несколько дней с Еленой. Видно, в девушке было нечто необычное, если ею заинтересовался знатный чиновник. Вскоре к отцу Елены прибыл с предложением доверенный вольноотпущенник Констанция. Разумеется, о браке речи не было – слишком уж велико было различие в положении. Ну, а чем плохо стать конкубиной красивого, обходительного, перспективного и совсем молодого (они с Еленой были ровесниками) человека? Дело сладилось. А в 272 году у молодой пары родился сын, которого назвали Константином. Констанций делал успешную карьеру, Елена следовала за ним повсюду. Видимо у пары были прекрасные отношения. А времена были сложными. Император Диоклетиан не справлялся с управлением великой империей и взял себе в соправители своего друга Максимиана. Вскоре оба почувствовали, что и для двоих ноша неподъемна. И решили взять себе заместителей. Вот тут и предложил Макcимиан Констанцию эту должность, но с условием уйти от Елены и жениться на падчерице Максимиана. В те времена деловые связи было принято подкреплять семейными узами. Елене было в это время 43 года. Других близких мужчин в ее жизни, кажется, не было. А вот сынок, Константин, маму не оставлял. Он получил блестящее образование, умел ладить с людьми и был талантливым военачальником. Отец заботился о его продвижении по карьерной лестнице. В какой-то момент Диоклетиан и Максимиан ушли в отставку, а их заместители стали императорами-соправителями. Естественно, что Констанций захотел, чтобы его любимый сынок Константин стал его заместителем. Но были и иные претенденты. И началась гражданская война, которая продлилась почти двадцать лет.
Тут необходимо отвлечься от политики ради религии.
Христиан в первые триста лет после их появления в римском государстве не любили. Нелюбовь эта иногда воспалялась до погромов и массовых казней, а порой затихала. При императоре Диоклетиане преследования христиан приняли ужасающие масштабы на трех четвертях империи, но в той четверти, где правил Констанций царила веротерпимость. Может быть, отчасти это было связано с тем, что в какой-то момент Елена приняла христианство. Есть сведения, что она отдала часть своего дворца в Трире местному епископу под церковь, став основательницей Трирского кафедрального собора. Но это, конечно, пустяки. Вот нечто более важное. В конце концов, в 324 году Константин победил всех соперников и стал единоличным властителем Римской империи. Но с семьей разобраться оказалось сложнее, чем с империй. Ему было уже 52 года, и тут ему подсовывают  надежные свидетельства, что его старший сын сожительствует с его второй молодой женой. В приступе необузданного гнева император убивает обоих. А вскоре выясняется, что убил он невиновных. Грех был непростителен. Константин перестал спать. По ночам он слышал шелест крыльев фурий - богинь мести и не мог заснуть. Но матушка не оставила сына один на один с бедой. «Костик, - сказала она, - ты мучаешься от тяжкого преступления. Тебе стоит перейти под покровительство моего бога. Иисус прощает все грехи, даже самые страшные, если грешник в них раскаивается. Прими христианство, покайся и будешь прощен. А фуриям тогда до тебя уже не добраться. Послушайся маму, она плохого не посоветует». И вот император Константин I Великий не только принимает христианство, но и делает его государственной религией. Уже став христианином, он жаждет получить материальные свидетельства жизни и деятельности Иисуса. В 326 году он присваивает Елене титул императрицы, дает неограниченный бюджет и отправляет в Иудею на поиски следов реальных событий, описанных в евангелиях триста лет назад. Елене 76 лет, но она полна неукротимой энергии. Ее люди опрашивают иерусалимских стариков, копаются в архивах, проводят раскопки и обо всем докладывают Елене. Она решает, чему можно доверять, а что - досужие выдумки. Она откапывает Голгофу и находит там три креста, точно, как это описано в евангелиях. Придумывает способ определить, на каком их этих крестов распяли Иисуса, и протоколирует чудо, произошедшее при этом эксперименте. Она строит церкви на месте распятия в Иерусалиме, на месте рождения Иисуса в Вифлееме, в Гефсиманском саду, который она же идентифицирует. Все эти церкви были уничтожены в начале седьмого века иранцами, захватившими на короткое время Иерусалим. Но крестоносцы разыскали их развалины и восстановили церкви на местах, определенных Еленой. С тех пор и до сего дня эти места - истинные магниты, притягивающие паломников.
Когда и как эта простая девушка, дочь трактирщика, набралась знаний, умения повелевать и добиваться желаемого? Что она почувствовала став императрицей? Догадывалась ли, что ее назовут «святой равноапостольной»? Не знаю. Но в том, что о ней стоило рассказать, совершенно уверен.
Буривух

Гуляя по Вене...

Может быть не все мои читатели знают, что 31 октября закончилась декада, посвященная Лютеру. Вы ведь не думаете, что декада - это несчастных десять дней? Ничего подобного, декадой были славных десять лет всяких мероприятий в честь и в память основателя Реформации, первого переводчика Библии на немецкий язык. Именно 31 октября 1517 года Лютер прибил к дверям церкви в Виттемберге свои 95 тезисов против продажи индульгенций церковью. (Легенда! Ничего ни к чему он не прибивал, у него, монаха, наверное, и молотка-то никакого не было, а тезисы свои он отправил почтой по инстанции).

Судный День в этом году застал нас в Вене. Мы в этот день транспортом обычно не пользуемся, решили не отступать от наших правил и  здесь. Прогуливаемся неспешно по улицам, прилежащим к нашей гостинице в районе Восточного Вокзала. Прошли мимо сквера, и тут  Аня говорит: «Сквер какой-то странный был. Давай вернемся, посмотрим внимательнее». И действительно. Вдоль и поперек сквера сооружены длинные бетонные прямоугольники.
А между этими бетонными плитами на земле расположены три вот такие мозаичные заплатки с гранатами, виноградом и другими плодами земли израильской.
Обнаруживаем в торце сквера стенд с разъяснением.
Оказалось, что сквер этот мемориальный - на этом месте стояла большая синагога польских евреев. Они ехали в поисках счастья из нищей Польши в богатую Вену. Приезжали на Восточный Вокзал и селились неподалеку, образуя общину. Постепенно люди встали на ноги и построили себе вот такую синагогу.
Этот рисунок сделан в 1902 году.
В «хрустальную ночь» с 9 на 10 ноября 1938 года, ровно 79 лет назад, местные австрийские фашисты взорвали синагогу с помощью связок ручных гранат. В эту ночь в Вене были разрушены сорок две синагоги. Полицейским были даны указания разрушениям не препятствовать, местных жителей к намеченным объектам не подпускать.  Евреев погибло совсем немного, человек тридцать, но несколько тысяч было арестовано и отправлено в концентрационные лагеря. А что касается еврейских магазинов, клиник, контор адвокатов, кто же считал, сколько их было разграблено и разгромлено? Евреи составляли около 10% населения города, но из 2163 венских адвокатов евреев было 1345. Понятно, что дольше терпеть это было никак невозможно. Началось выжимание евреев из Вены. Две трети продали имущество за бесценок и покинули страну. Примерно 60 тысяч остались. Все они раньше или позже были отправлены в концлагеря. К концу 1942 года Вена была от евреев очищена.

Но вернемся к Лютеру. Был он велик во всем. Великий реформатор церкви, великий знаток библии и, конечно, великий юдофоб. В 1543 году он написал памфлет «О евреях и их лжи». В этой работе он дал четкий план действий для правительства, которое убивать евреев не хочет, но и мириться с ними не может. Основные пункты его плана вкратце таковы:
- Прежде всего их синагоги следует сжечь, а то, что не сгорит, покрыть грязью.
- Выселить их из их домов и расселить под навесом или в сарае. Это поможет им понять, что они не являются господами в нашей стране.
- Запретить их раввинам учить их под страхом смерти.
- Забрать у них все золото и серебро, а также все наличные деньги.
- Дать им в руки топор, мотыгу, лопату, прялку и веретено и пусть зарабатывают хлеб свой в поте лица своего.
- Если же и это все не обуздает еврейское дьявольское буйство, выдворить их из страны.
Видимо, план этот был очень «хорош», если через четыреста лет после опубликования, фашисты приняли его в качестве руководства к действию.

Вот так гуляешь себе по чистому, красивому, приветливому городу, останавливаешься у странного сквера и понимаешь, что История - это не только пыльные тома в библиотеках, не только раскопки древних городов, но и то, что проносится сквозь тебя здесь и сейчас, смущая твой ум и сдавливая твое сердце.