Category: религия

Буривух

Часовщик (продолжение 3)

Арифметика счастья понятна каждому глупцу. А как понять тригонометрию горя? Семен прогуливался по палубе первого класса, присаживался в шезлонг, обедал в салоне за столом, возглавляемом капитаном, разглядывал вечерами черное небо, в котором от изобилия звезд, казалось, не хватало места для черноты, и все думал, думал о том, что с ним произошло. Бездонное одиночество отделяло его от веселой жизни других пассажиров первого класса. И все же через несколько дней плаванья Семен сошелся с небольшой еврейской семьей, переселяющейся в Американские штаты из Екатеринослава.  На корабле плыли мать и две дочери . Отец семейства, господин Коган, перебрался в Чикаго несколько лет назад, и бизнес его процветал на удивление успешно. Все три дамы были, хоть и еврейского вероисповедания, но образованны, приветливы и разговорчивы. Младшая дочь очаровательно картавила, а сестра ее и мать говорили на чистом русском языке. С ними Семен сошелся быстро и коротко. Он так давно молчал, что теперь ему хотелось говорить обо всем. Дамы слушали сочувственно. И сами охотно и легко рассказывали о себе и своих близких. Однажды, Семен припомнил, что в детстве бывал в Екатеринославе и даже, кажется, имеет там родственника Моисеева племени. Его рассказ имел необыкновенный успех.
Collapse )
В соавторстве с ottikubo
Буривух

Как это понимают в Братиславе...

Памятники жертвам Холокоста в Берлине и Вене, на мой вкус, не слишком выразительны, вроде их авторы не вполне понимали, чего именно от них хотят, а вот в Братиславе - столице Словакии  этот памятник стоит рассмотреть повнимательнее. Весь комплекс состоит из металического монумента и стены, облицованной черным мрамором, с изображением синагоги на ней.



































Детали монумента жуткие, но не вполне внятные, впрочем, надломленная шестиконечная звезда, венчающая памятник, сомнений не вызывает. На базальтовом основании памятника на словацком и иврите выбито одно слово «Помни». И все! Нет стенда, из которого можно было бы хоть что-то узнать, например, что более 70-и тысяч  словацких евреев вывезли в лагеря смерти, гда они и погибли. Что словацкие евреи были первыми заключенными Майданека и Освенцима и на них обкатывалась машина уничтожения. И что за синагога изображена на черной стене? Изображение очень точное. Я легко нашел фото этой синагоги.

Фото, это важно, датировано 1966 годом. Вскоре, синагога действительно была разрушена, но произошло это через 20 лет после падения фашистского режима, в Чехословацкой Социалистической республике, которой руководила местная компартия. Так ЧТО призывают нас помнить авторы памятника, установленного в 1996 году?







Буривух

О Тристане да Коста. Мостик через пять веков.

Середина июля... Две недели оставалось у евреев Испании в эти дни 1492 года до конца июля, когда по указу Католических Величеств они должны были или стать христианами, или покинуть территорию Испании. А покинуть-то с чем? Цены на дома и утварь упали до смешного, должники не возвращали евреям ни мараведи, зачем, если они вот-вот уедут и долги исчезнут. А кроме того, Указ запрещал вывозить золото и драгоценности.
Мои израильские друзья, вам совсем ничего не напоминает эта ситуация? Мы при отъезде из Тбилиси продали свою квартиру за одну тысячу долларов! Но и эту тысячу легально вывезти было невозможно. Но мы сделали свой выбор!
И у испанских евреев выбор был: тот, кто решил остаться евреем, покинул Испанию, а тот, кто остался в Испании, крестился и делал это сознательно.
Некоторая часть покинувших Испанию перебралась правдами или полуправдами за большие деньги в соседнюю Португалию. И должен вам сказать, что их участь оказалась тяжелее и двусмысленнее участи испанских евреев. Прошло всего четыре года, и португальский король Мануэль I, решив, что евреев он больше терпеть в своей стране не может, издал указ об их изгнании. Но его советники объяснили королю, что изгнание евреев приведет к экономической катастрофе. Тогда последовало поистине иезуитское решение: евреев массово насильственно крестили и одновременно объявили, что на протяжении двадцати лет в стране не будет введена инквизиция. Разумеется, синагоги и еврейские школы закрыли. Евреи-новые христиане обязаны были по воскресеньям посещать мессы, но их не преследовали ни за субботние свечи, ни за иные формы подпольного иудейства. Через двадцать лет суды инквизиции появились, но к тому времени новые христиане могли свободно передвигаться по всей Европе. В Венеции или Риме они оставались христианами, при этом активно сотрудничая с еврейскими общинами, а попав в Турцию, официально возвращались к иудаизму, поскольку турки к евреям относились много лучше, чем к христианам. Эти «новые евреи» часто не знали иврита и были очень далеки от еврейской учености.
Сохранился любопытный протокол допроса Тристана да Коста, который проводил Совет десяти – высшая судебная инстанция Венецианской республики. Вероятно, тот был участником или организатором сложной финансовой аферы, но прежде всего судьи хотели понять, кто перед ними стоит.

--В какое время и в каком месте твой отец и ты стали христианами?
--Меня сделали христианином в то время, когда король Португалии крестил всех евреев, то есть примерно 56 лет назад. Когда я вырос, отец и брат рассказали мне, что их крестили насильно. Я не помню, как меня крестили, отец и братья говорили, что меня вырвали из рук матери и крестили.
--Когда ты подрос, жил ли ты как христианин?
--В то время я жил, как мне говорили. Иногда я ходил на мессу с христианами, иногда  исповедывался какому-либо священнику вместе с людьми, которые водили меня на исповедь, но я никогда не причащался.
--Сейчас ты еврей или христианин?
--Я приехал на эту свободную землю, потому что здесь нет инквизиции. Иначе я бы сюда не приехал. Внутренне  я чувствую себя евреем, снаружи меня знают под именем Тристан да Коста.
--Снаружи ты еврей или христианин?
--Я не совершаю действий христианина.
--Участвовал ли ты в еврейских молитвах или церемониях и где это происходило?
--Ни то, ни другое.
--Если ты ощущаешь себя евреем, почему ты в Венеции, где евреи носят одежду, отличную от одежды христиан,  одеваешься, как христианин?
--В Измире, откуда я приехал, мне сказали, что, если я не буду молиться с евреями в синагогах и жить среди евреев, я могу носить христианскую одежду.
Продолжение допроса интереса для нас не представляет.
Почти тридцать лет я живу в Израиле и все еще подобен Тристану да Коста – внутренне  чувствую себя евреем, но с евреями не молюсь и еврейской жизнью не живу. Все повторяется...
Буривух

История в четырех документах

31 марта 1492 года их католические величества короли Фернандо и Изабелла обнародовали эдикт об изгнании евреев в срок до 31 июля. В небольшом городе Витория на севере Испании евреи начали распродавать свое имущество, готовясь к отъезду. Но не все было продано. Вот первый документ.
«В среду, 27 июня 1492 г. в присутствии членов городского совета с одной стороны и судьи евреев, их коррехидора и гаона Самуэля Беньямина и его кузена, а также других евреев - жителей города было сказано и записано: поскольку в следующем месяце согласно приказу короля и королевы мы обязаны навсегда покинуть эти королевства и учитывая добрососедское отношение христианских жителей города к нам лично и ко всей еврейской общине, мы дарим городу бескорыстно и в вечное владение принадлежащий еврейской общине участок с кладбищем на нем, называемый Джудеменди, со всем, что на нем, с его входами и выходами, отныне и навеки  с просьбой использовать его для общественной пользы».
Далее проставлены подписи, а за ними имеется приписка, также заверенная подписью и печатью:
«Я, губернатор этого города, Хуан Мартинес де Олаве обязуюсь и клянусь, что этот участок не будет разрушен или засеян или застроен, а будет использоваться для общественной пользы, как сказано выше».

Следующий документ - это письмо евреев города Байона от 21 апреля 1851 года. После подписания первого документа прошло 360 лет. Но тут мне надо сказать хотя бы несколько слов о евреях Байоны. От Витории до Байоны не более 100 километров, но Байона находится за Пиренеями во Франции. Эдикт об изгнании заставил многих евреев обратиться в христианство вынуждено. Но исповедовать иудаизм тайно в Испании было крайне опасно. Во Франции евреям жить запрещалось, но «новые христиане» из Испании и Португалии спокойно перебирались через Пиренеи в ближайший французский город, селились компактно на его окраине и... возвращались к исповеданию иудаизма. Инквизиция во Франции в то время была инструментом королевской власти. Французской короне эти люди были полезны, так как занимались контрабандой, что приносило бедной области огромный доход. В официальных документах их называли не евреями и не испанцами, а... «португальскими торговцами». В конце 18 века Наполеон разрешил евреям жить на всей территории республики, и тотчас же все «португальские торговцы» превратились в евреев. Так вот эти самые евреи Байоны написали:
«Сеньору алькальду и членам совета славного города Витория! Господа, мы знаем из испанских газет, что при строительстве новой дороги обнаружено древнее кладбище с захоронениями в соответствии с еврейскими обычаями. Нам известно, что евреи безвозмездно уступили городу это кладбище под условием, что оно не будет, распахано или застроено. Каковы бы не были различия в наших обрядах, мы уверены, что требования выполнения подписанных по доброй воле народа договоров является наследием всех религий. Еврейская община города Байона, сохраняя великолепные воспоминания о стране, в которой жили наши предки, нижайше просит благородных членов муниципалитета города Витория и его высокочтимого алькальда приостановить работы, начатые на этом участке.
Да хранит вас Бог».

Далее множество подписей.

Через самое короткое время глава еврейской общины Байоны получил письмо от алькальда (мэра) Витории.
Третий документ.
«С живым интересом прочитали члены муниципалитета города Витория трогательное послание вашей общины. Муниципалитет с радостью сообщает, что мы предупредили ваше желание. Эксгумация тел на участке Джудеменди прекращена. Приняты меры по немедленному захоронению тел. Работы прекращены и начата перепланировка трассы дороги. После получения вашего письма, мы разыскали в городском архиве  упомянутый вами документ от 1492 года. И в полном соответствии с ним, а также принимая к сведению ваши пожелания, приняли решение оградить вышеупомянутый участок и посадить там деревья, чтобы украсить это место и сделать его приятным для горожан». Подписи и печать.
Евреи Байоны рассыпались в благодарностях, но их письмо я не привожу, так как новой информации оно не содержит.


А теперь обратимся к нашему времени. Уже 25 лет, с 1982 года, евреи могут получить гражданство Испании. Тем не менее на данный момент там проживает не более 45000 евреев при численности населения страны 46 миллионов. Другими словами, евреев там примерно 0.1%. Это значит, что большая часть населения никогда в жизни ни одного еврея не встречала. Вот вам четвертый документ.
«Среди студентов университетов Испании проводился опрос на тему толерантности. На вопрос, готовы ли они сидеть на занятиях рядом с евреем,  54% студентов ответили, что им бы этого не хотелось».

Вы, пожалуйста, не спрашивайте меня, почему я связал эти четыре документа в одном тексте. Я не знаю!  Само собой так сложилось...
Буривух

Что делать с деньгами!

Совсем недавно прочитал о новейшем способе отмывания денег, придуманном в России. Сложнейшая комбинация, две подставные фирмы – одна в России, другая за рубежом. Суд, взыскание через  судебных приставов, банковские переводы. Два раза прочитал, но так до конца и не понял.

А вот не угодно ли ознакомиться с тем, как это делалось в средневековье. Просто и изящно! Итак, Пиринейский полуостров, времена Реконкисты. В 987 году отряды короля Бермудо II Подагрика отбили у мавров область, прилежащую к городу Коимбра, и местные жители-христиане оказали им при этом всяческую поддержку. Через недолгое время мавры во главе с великим и ужасным Альманзором - верховным визирем в Кордовском халифате вернули всю эту область под зеленое знамя пророка, а  королевские солдаты бежали. Все местные жители немедленно укрылись в горах в тайных убежищах. Они знали, что мавры продают в рабство тех христиан, которые выступают против них, и надеялись пересидеть в пещерах тяжелое время. Но один из них, христианин по имени Эзераг, остался в своем доме. Он встретился с местным мусульманским начальником и сообщил ему, что уже давно мечтает принять ислам. Пройдя соответствующий обряд, он сообщил, что хочет избавить своего благодетеля от смутьянов-христиан и просит для этого небольшой отряд. Эзераг прекрасно знал, где находится убежище в горах, так что для него не составило труда, оставив свой отряд в засаде,  подойти к убежищу и вызвать старейшин на беседу. Старейшинам он рассказал, что договорился с маврами, и все могут вернуться по домам, заплатив небольшую мзду. Ему поверили, вышли из пещер и тут же оказались в плену. Нимало не смущаясь своим предательством, Эзераг повел всех на невольничий рынок в Санторен, где и продал их в рабство.  У него появилась значительная сумма денег. Что же он с ними делает? Отблагодарив самой малостью ввереных ему солдат, он отправляет всю сумму со специально нанятым посыльным в Кордову в подарок тому самому  визирю Альманзору (Аль Мансур). В соответствии с тогдашним этикетом  «бескорыстный» подарок был принят, а в ответ визирь подарил Эзерагу три мельницы в окрестностях Коимбры. Очень скоро Эзераг стал одним из самых богатых и влиятельных местных нобилей. Окончательно эти земли стали христианскими только через 100 лет, в конце одиннадцатого века.

А вот продолжение этой истории. Еще через сто лет, в 12-м веке, потомки Эзерага (все, как один, добрые католики) судились с монастырем Лорван и, в связи с обоснованием своих прав собственности на те самые мельницы, предъявили дарственную Альманзора. И тяжбу свою Эзерагиты у монастыря выиграли, поскольку дарственная была подлинной, а прямой связи между предательством и актом дарения суд не установил.
Вот тогда-то в монастырском манускрипте «Книга Завещаний» и была  записана вся эта история.
 
Буривух

О благих начинаниях

Гуляя по Лондону, вы ,конечно, зайдете полюбоваться замечательными вещами и вещицами в музее Виктории и Альберта. Если после музея вам захочется пройтись к знаменитому Херодсу, где на первом этаже можно купить к ужину копченого угря и замечательный сыр - голубой стилтон, вы непременно пройдете мимо Бромптонской молельни. Это первый католической храм, построенный в Англии после того, как гиперактивный Генрих VIII, обратил ее в протестантство. Английское ее название Brompton Oratory говорит о том, что этот собор принадлежит конгрегации ораторинцев. Это общество возникло в середине 16 века стараниями римского священника Филиппа Нери. Нери казалось, что стандартная церковная служба, формальная и малопонятная, простых людей скорее отвращает от религии, чем привлекает к ней. И вот он начал проводить сначала у себя дома, а потом в особом помещении – оратории - неформальные встречи, где священники и миряне собирались вместе. Филипп зачитывал какой-то отрывок из Писания, потом относительно этого отрывка проводилась свободная дискуссия, а заканчивалось собрание пением духовной музыки. Для этих-то собраний и были написаны первые оратории. Но самое интересное происходило по воскресениям. Филипп начал водить по Риму молитвенные процессии, которые заканчивались пикником на лугу. Нери призывал своих прихожан к радости и веселью. Он утверждал, что вера - источник радости, а не печали. Его проповеди блистали юмором. Публично высмеять манеры современного общества было ему нипочем. Все это закончилось отстранением от церкви и специальным расследованием, но неожиданно его поддержал Папа Григорий VIII. На свет появилась особая папская булла, утвердившая Ораторианцев как «Общество апостольской жизни». В те времена это было совершенно открытое сообщество, к нему мог присоединиться любой католик, которому происходящее у ораторианцев было по нраву.
Сейчас это международная закрытая конгрегация нескольких сотен богатых и влиятельных семей.


Прошло со времен Нери двести лет, и совсем в другой стране среди евреев Подолии появляется некто Исраэль бен Элизер, который до тридцати шести лет вел скромную жизнь то учителя (меламеда), то сторожа синагоги, а несколько лет вообще жег известь, которую продавала его жена. В тридцать шесть он начал учить и лечить и вскоре приобрел славу мудреца и даже чудотворца. Его стали называть Баал- Шем-Тов. Он не написал ни одного сочинения и не читал публичных проповедей. Он всего лишь беседовал с учениками, причем запрещал эти беседы записывать. Лишь через двадцать лет после его смерти появились изложения этих бесед. Часто повторяемым мотивом в учении бен Элиезера была мысль, что простой ремесленник или торговец может оказаться ближе к Господу, чем ученый, всю жизнь занимавшийся толкованием каких-то положений Талмуда. Все дело в радости, с которой он обращается к всевышнему. Радость общения с Господом, вот что новое учение ставило во главу угла. А мелочное исполнение заповедей отходило на второй план. Радость и веселие, пение и танец - они не только не греховны, они необходимы, если помогают почувствовать красоту творения и близость к Творцу. После смерти Учителя ученики разнесли по еврейским местечкам восточной Европы это учение и создали там свои центры образования - ешивы. Так возник хасидизм, не признанный поначалу ортодоксальными раввинами и предназначенный простым людям, занятым работой на благо своих семей, но при этом любящим и почитающим Творца.
Прошло почти триста лет. Сейчас многие хасидские дворы – это сообщества закрытые, богатые и влиятельные. Например, некоторые исследователи считают, что сатмарские хасиды контролируют финансовые потоки  порядка миллиарда долларов в год.

А вот что случилось уже в наши дни! Молодой мадридский художник Кико Аргвелио в начале шестидесятых прошлого столетия находился в состоянии тяжелейшего духовного кризиса. Он не понимал, нужны ли кому-то его картины, кто он в этом мире, в чем его предназначение. В итоге, Кико бросил живопись, оставил богемный круг, в котором до того вращался, и ушел в мадридские трущобные кварталы, населенные цыганами, нищими, ворами и проститутками. Он решил, что будет помогать этим несчастным. С ним была его гитара. И он начал импровизировать песенные проповеди добра и христианских ценностей. Совершенно неожиданно его попытки оказались успешными. Люди приходили его слушать и просили петь еще и еще. И тут Кико обнаружил, что хотя все эти люди были крещенными католиками, они не имели ни малейшего понятия о самых основах христианства. У него появилась идея обучения этих людей ценностям христианства, как это происходило на Святой земле в первые столетия после смерти Христа. Но обучения не формального, а через дискуссии, музыку и пение. В трущобах Мадрида возникла странная община. Католическая церковь сначала приняла в штыки нового проповедника, назвавшего свое учение – неокатехуменальный путь. Лишь в 2008 году Ватикан после ряда острых дискуссий офицально признал новинку. На сегодняшний день в движение вовлечено три миллиона человек на всех континентах. Они объединены в небольшие (до десяти семей) закрытые общины, но уже отнюдь не бродяг, пропойцев и проституток. Это весьма обеспеченные представители среднего класса. Когда Кико решил построить на берегу Кинерета центр своего движения, он попросил у каждой семьи одну тысячу долларов и за пару месяцев получил даже больше, чем предполагал, так что Галилейский Дом получился огромным и роскошным.

Но я не об этом. Помните великое высказывание российского хозяйственника: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Похоже оно универсально для всех времен и народов.
Буривух

Полузабытая скорбная дата

31 марта - это одна из самых печальных дат в нашей невеселой истории. Именно в этот день католические короли Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский подписали указ об изгнании в трехмесячный срок евреев из Испании. Разумеется, что крестившиеся в этот период изгнанию не подлежали.
Сердцевина эдикта формулировалась так: «Мы приказываем, чтобы все евреи и еврейки всех возрастов, находящиеся в Наших владениях и на Наших территориях, покинули их в конце июля этого года и не смели возвращаться в Наши земли или проходить через них, а если какой-либо еврей окажется на Наших землях или вернется в них, то будет казнен, а его имущество конфисковано». Этот эдикт сломал жизнь не менее 350 тысячам евреев, проживающих тогда в Испании, и отзывался болью и несчастьями еще, по крайней мере, в шести поколениях. Уехали из Испании по разным прикидкам от 80 до 120 тысяч человек. Им было запрещено вывозить золото, серебро и драгоценные камни, так что уезжали они нищими. Принявшие же крещение получали статус «новые христиане». Эти люди автоматически становились подозреваемыми в криптоиудаизме со всеми вытекающими последствиями.
Я приведу здесь маленький отрывок из книги современника событий Ибн Верги. Этот историк собрал свидетельства очевидцев бегства евреев из Испании и поместил их рассказы в книге «Скипетр Иехуды».  История самого Ибн Верги заслуживает упоминания. В последние дни июля  он перебрался в Португалию, где через два года все евреи были насильственно крещены.  Как только выкрестам разрешили выезжать, перебрался во Францию, а оттуда в Италию, где немедленно вернулся к иудаизму. В Италии он и написал свою знаменитую книгу.
Вот перевод с иврита отрывка из 52-й главы. «Некой группе евреев, которые после высадки с корабля решили идти в город Фес (город на территории нынешнего Марокко), пришлось вынести ужасные тяготы и, в особенности, жестокий голод. Местные жители не позволили им войти в город, чтобы еда в городе не подорожала. И поставили они в поле шатры, и питались травами полевыми, но не находили их много, ибо трава высохла. И умерли там в поле многие, и некому было их похоронить. У остававшихся в живых не было сил, ибо все голодали. А в субботу собирали они траву ртами, так как рвать руками траву в субботу запрещено. И случилась там неслыханная вещь. Пришел из города один араб, увидел красивую девушку из дочерей Израиля и на глазах отца и матери изнасиловал ее и ушел. Через полчаса он вернулся с копьем в руках и вонзил его девушке в живот. Сказали ему: «О жестокий человек! Почему ты это сделал?»
И ответил он, что испугался, вдруг девушка забеременеет, и тогда его ребенок будет воспитан в еврейской вере, а это для него невыносимо».

Есть у меня и любопытный рассказ о семье, которая решила в Испании остаться, но это в следующий раз.
Буривух

"Каждый пишет, как он слышит..."

Надоело мне писать о всяких семейных событиях. Напишу-ка я историю о том, как один еврей-вероотступник косвенно поспособствовал основанию синагоги в Иерусалиме, а другой еврей-вероотступник косвенно оказался причастен к ее ликвидации. Почти все части этой истории в Интернете можно найти по отдельности, но мне захотелось объединить их в цельном изложении.
Итак, в 1244 году десятитысячный отряд наемников-хорезмийцев вышиб крестоносцев из Иерусалима и, на всякий случай, стены Иерусалима разрушил. Исчез город Иерусалим, ведь, что не огорожено, то и не город.  В 1260 году поселок Иерусалим был захвачен монголами, а затем монголов прогнали мамлюки, так что Иерусалим, да и вся Палестина, попали под власть египетских султанов. В тот период в развалинах Иерусалима жила примерно тысяча человек: семьсот мусульман, триста христиан и два брата-еврея.  И вот в 1267 году в Иерусалим приезжает третий еврей - великий рабби Моше бен Нахман (РАМБАН). Превосходный врач, поэт, полиглот, блистательный знаток и комментатор торы, кабаллист, 72 лет от роду. Перед ним разрушенный город, в котором  даже миньяна не собрать, чтобы прочесть молитву. И вот, он находит среди руин небольшое, почти уцелевшее помещение, что-то вроде комнаты с колоннами посередине. Приводит это помещение в порядок и  устраивает в нем синагогу. И тут же на свет субботних свечей являются евреи. И вдруг выясняется, что свиток торы ждет в Шхеме своего часа, и есть ковчег для его хранения, и можно приспособить обломки из соседних развалин под роскошную кафедру, и скамьи уже сколочены, и вот она – действующая синагога Рамбана, с миньяном в ней. Вы можете и сегодня увидеть эту синагогу  в самом центре еврейского квартала Старого Города – она примыкает к вновь отстроенной Хурве.
Чем был приезд Нахманида в Иерусалим в то время? Ну представьте себе, что Джоан Роулинг вышла замуж за Билла Гейтса, и они сняли квартиру в Офакиме.
Но как, как занесло этого необыкновенного человека в Иерусалим? Ведь он прекрасно жил себе в Жироне, часто бывал гостем при дворе Арагонского короля и Барселонского графа Хайме I.  До беды довел Моше религиозный диспут. Была в те времена такая интеллектуальная забава. Вот и нашелся некий весьма образованный выкрест Пабло Христиани, который вызвал знаменитого рабби на диспут, темой которого было доказательство (или опровержение) того факта, что машиах (он же мессия) уже пришел. Еврею не хотелось в этом участвовать, но король его «уговорил».  Диспут прошел в Барселоне в присутствии короля по обкатанному сценарию. В завершение король объявил выкреста победителем, ехидно заметив при этом, что «никогда еще ошибочные идеи не защищались так убедительно».
И все бы ничего, да вот вздумалось Моше по запротоколированным материалам диспута написать книгу, из которой явственно следовало, что победил в диспуте именно он. И была эта книга размножена, и отправлена во многие еврейские общины, и переведена на несколько языков (она доступна в Интернете в переводе на русский). Этого Пабло вынести не мог и подал на рабби в суд за оскорбление христианства. Король этого суда не желал. Он пригласил Моше, дал ему 300 золотых монет и велел немедленно тайно покинуть страну.
Почему бен Нахман не поехал в Венецию или Каир, где были большие устроенные еврейские общины, мне не известно. Может им двигали некие мистические порывы, и он захотел перед смертью увидеть место, к которому столько лет обращался с молитвой.
Так или иначе, но его синагога в Иерусалиме просуществовала почти 250 лет, и количество прихожан в ней потихоньку росло. И так продолжалось до самого конца 15 века, когда какой-то еврей (назовем его Шимшоном для удобства) насмерть рассорился с тогдашним руководством синагоги и, кажется, даже был побит.  Дело дошло до того, что Шимшону этому запретили в синагогу заходить. Это было последней каплей. Шимшон принял ислам и рассказал своей любимой еврейской маме о всех обидах, которые он претерпел от евреев. Мамаша его возмутилась таким отношением к сыну. Она также приняла ислам и договорилась с местным ВАКФом, что подарит городу свой дом и двор, примыкаюший к синагоге Рамбана, при условии, что на месте этого двора построят мечеть. Назло евреям! Так появилась  в еврейском квартале в 10 метрах от входа в синагогу мечеть Сидна Омар, которая стоит себе и сегодня (но не действует). А еще через пару десятков лет правоверные мусульмане заявили, что для них нестерпимо ежедневно при входе и выходе из мечети видеть евреев, молящихся в синагоге. И в 1536 году синагогу Рамбана закрыли. Помещение оставили за евреями, но оно постепенно обветшало и было совершенно заброшено. Вновь открылась синагога Рамбана в 1967 году, более чем через 400 лет!

Времена меняются, а евреи нет! И в наши дни самые страшные гонители евреев - это наши соплеменники, ополчившиеся на нас.
Буривух

Памятник политкоректности

На подъездной дороге к монастырю трапистов в Латруне,  вы можете увидеть с правой стороны памятник, который издали смахивает на фаллический символ в исполнении скульптора - символиста. Но если подойти к нему поближе, то на постаменте можно прочитать на разных языках, что поставлен он в честь трех средневековых деятелей разных национальностей, прославивших свое имя на различных поприщах, правда, об их достижениях в сексуальной сфере сведений не сохранилось.

Итак, на постаменте обозначены:

еврей рабби Шломо Ицхаки (РАШИ) из Труа (1040 – 1105);

бургундец Бернард из Клерво (1090 – 1153);

курд Салах эд Дин из Тикрита (1138 – 1193).

Что же их объединяло?

РАШИ, великий комментатор ТАНАХа и Талмуда. Его комментарии изучаются и сегодня. Он открыл в Труа ешиву, которая стала центром еврейской учености в Европе. Последние годы ученого были омрачены ужасными гонениями  евреев, связанными с первым Крестовым походом. Евреев грабили, изгоняли, насильственно крестили и, просто, убивали. Семью РАШИ беда миновала, но он скорбел по многим погубленным евреям и составил пиют – литургическую поэму в их память.

Бернард из Клерво, монах - цистерцианец, теолог, мистик, аскет. Аскеза и проповедь любви к богу не помешали ему стать инициатором и организатором второго Крестового похода. Во главе похода встали немецкий король Конрад и французский Генрих VII, но поход закончился полным фиаско европейцев. Зато притеснения и насилие по отношению к евреям приняли в Германии такой размах, что Бернард ездил за Рейн, чтобы снизить накал страстей.

Салах-эд-Дин, полководец, политик и правитель, получивший блестящее образование, отвоевал у крестоносцев Иерусалим, переиграл Ричарда Львиное Сердце, руководившего третьим Крестовым походом, и резко уменьшил территории, которыми владели крестоносцы. К евреям, кстати, он относился вполне терпимо и разрешил им вернуться в Иерусалим, из которого их изгнали крестоносцы.

 

Ну, и какой смысл в общем памятнике этим троим? А, никакого. Эти люди были из разных миров, их ничего не объединяло, а разделяло все, что для них было значимо. И вот сейчас, жалкой политкорректности ради, возник этот общий памятник еврею, католику и мусульманину, ничего на значащий и никого не примиряющий.