Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Буривух

"Холостяки и холостячки" в Гешере

После двухлетнего коронавирусного перерыва пошли в театр. «Холостяки и холостячки» по Ханоху Левину в Гешере. Тут я отступлю от темы, чтобы заявить: Ханох Левин великий драматург при том, что и откровенный мизантроп! Он нисколько не уступает Ионеску, Беккету или Жану Жене. Мы видели в Израиле несколько незабываемых спектаклей по Левину: «Якиш и Пупче» Евгения Арье, «Непостижимая женщина, живущая в нас» Виктюка, «Растревожь мое сердце» Бен Моше. Были и спектакли послабее: «Пакуем чемоданы» или «Все хотят жить», но скучных среди них не было. А этот спектакль длился почти два часа без перерыва, и уже примерно через час мы начали поглядывать на часы – когда же он кончится?
Содержание пьесы не сложно. На одной лестничной площадке на четвертом этаже без лифта живут в квартирах напротив две одинокие, не молодые, не красивые, не обаятельные женщины, которые страстно желают выйти замуж. У Флецики даже есть жених - невзрачный нерешительный Знайдух, а у Бульбы - неразговорчивый друг Ойствинд. В эти пары вклинивается некий Харбино, на вид весьма мужественный и даже брутальный, но на деле столь же трусливый и не готовый к созданию семьи, как и другие мужчины. Все действие проходит на или около широкой кровати в одной или другой квартире плюс переходы мужчин по лестничной клетке между квартирами. Декорация удачная, костюмы хороши, музыка живая – четыре музыканта сидят  около сцены. Более того, первые минут тридцать казалось, что режиссер поймал ветер в паруса и корабль представления резво и весело движется вперед. Но ветер стих, приемы повторялись, тональность действия не менялась, новые смыслы не выявлялись и стало скучно. Выпячивание физиологических нюансов вроде обсуждения длины и твердости пенисов героев вызывали смех почтенных матрон вокруг, но нас вовсе не развлекали. Хочу заметить что неудача спектакля - это неудача не актеров, не театра, а именно режиссера. Нета Шпигельман, игравшая роль Флецики, пятнадцать лет назад прекрасно сыграла роль Пупче. Она с тех пор не стала играть хуже, но тот спектакль поставил Евгений Арье, а этот - молодой и неопытный Амит Эпштейн.
Хотя по спектаклю рассыпано множество искр текста Левина, рекомендовать к просмотру эту постановку никак не могу.
Буривух

Славочка

Если вы сделаете в Интернете запрос относительно истории мюзикла в СССР, то получите вялые сылки на кинокомедии вроде «Веселых ребят», «Волги-Волги» или «Цирка». А мюзиклы в театрах у нас появляются только в 70-х: «Принц и нищий» Журбина, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» Рыбникова, «Пеппи длиный чулок» Дашкевича. А вот я видел настоящий мюзикл «Всадник без головы» в тбилисском ТЮЗе примерно в 1958 или в 1959 году. Но все по-порядку... Одна из маминых подруг работала в бухгалтерии русского ТЮЗа. Вот эта подруга и привела к нам в дом Славочку - талантливого, по ее мнению, музыканта. В нашем доме к Славочке относились, как к человеку пустяковому и за глаза звали «Сравочкой». Высокий, тощий, он был всегда одет не по сезону и почти всегда голоден.  К нам он заходил редко, но когда заходил, бабушка ни о чем его не спрашивая, ставила перед ним пару бутербродов, а то и тарелку борща. Съев все до крошки, он  спрашивал у папы, как его дела и не мог бы он одолжить Славочке один рубль, который будет возвращен в ближайшую зарплату. Рубль неукоснительно выдавался и, понятное дело, никогда не возвращался. Да и зарплата доставалась Славочке редко. Иногда он делал музыкальное оформление для спектаклей кукольного театра или ТЮЗа, иногда ставил какие-то концерты самодеятельности в заводских клубах. А при полном безденежье мог и сыграть на аккордеоне в ресторане или на свадьбе. Как-то, после долгого перерыва в Славочкиных визитах, отец поинтересовался, все ли у него в порядке, и узнал, что все прекрасно: Славочка по договору с ТЮЗом пишет музыку к большому спектаклю. На одну из премьер была приглашена наша семья. Мама пойти не смогла или не захотела, так что отправились в театр мы с папой вдвоем. У меня в ТЮЗ был абонемент, бывал я там по нескольку раз в год, но такого не видел никогда. Хотя спектакль был дневным, зал на три четверти заполнили взрослые. Неожиданное присутствие такого количества взрослых подействовало на школьников, которые вели себя необычно тихо. Впрочем, дело было не только в этом. Спектакль завораживал. Музыка сплеталась с напряженным драматическим действием и двигала его. Арии Луизы, мустангера Мориса, их друзей и врагов, опасная пляска индейцев и проплывающий по заднику сцены с нарисованной прерией силуэт безголового всадника - все было прекрасно, захватывающе и не похоже ни на что, виденное мной раньше. Грома таких апплодисментов стены этого театра никогда прежде не слышали. Славочка ждал нас в вестибюле. Отец заявил, что этот успех необходимо отметить. Напротив театра находилась известная на Плеханова хинкальная. Темная задымленная зала была уставлена высокими круглыми столами, за которыми стояли мужчины, ели, пили, курили и громко разговаривали. У задней стены располагалась стойка буфетчика. Папа заказал хинкали и купаты и взял бутылку шампанского. Не день, а полный восторг: во-первых, я почувствовал вкус настоящего театра, во-вторых,  вкус хинкалей и купат (очень вкусно) в забегаловке, куда раньше и не заглядывал, в-третьих, вкус шампанского, которое в нашем доме появлялось только на Новый год и мне не полагалось. Вкусный день случился...
А на Славочкином положении успех спектакля поначалу никак не отразился. Понятно, что русский ТЮЗ не был в центре театральной жизни Тбилиси. Талантливых музыкантов и композиторов в городе был избыток. В русских газетах промелькнули положительные отзывы, и на этом все закончилось. Славочка продолжал свое непонятное существование точно, как и раньше. Но, видимо, кто-то кому-то что-то о мюзикле рассказал, задвигались рычаги, закрутились  шестеренки и примерно через год, когда спектакль был из репертуара уже исключен (в ТЮЗе постановки не живут долго), Славочку пригласили в Мурманск на серьезную должность – музыкальным руководителем Дома офицеров. Писал ли он там музыку, ставил ли спектакли, мне неизвестно, контакты прекратились. А года через три все та же мамина подруга принесла печальное известие: Славочка в Мурманске допился до белой горячки и цирроза печени, от которого и скончался лет сорока от роду.
А этот спектакль я помнил всегда, но выйдя на пенсию решил узнать о нем побольше. Но... Славочкиной фамилии я никогда не знал и спросить уже некого. Русский ТЮЗ в Тбилиси давным-давно объединился с грузинским, а в старинном здании – дворце, где он располагался, идет бессрочный ремонт. Кто адаптировал роман Майн Рида для театра, кто написал отличные стихи для арий и квартетов? Кто поставил спектакль, открывший мне двери в Театр? Интернет безмолствует. Все ушло, как не было и, может быть, я последний свидетель, может быть, первого в Советском Союзе мюзикла!
Буривух

"Повторное расследование" в Гешере

В Гешере смотрели «Повторное расследование». Детектив, детектив! Поэтому о содержании ни звука, ни знака. Поговорим о том, что вокруг спектакля. «Занавес» представлял собой несколько крупных пластин. Понятно было, что они должны двигаться. Ладно, свет гаснет, одна из пластин поднимается, видим часть комнаты, кровать, на ней сидит парень в трусах, его о чем-то спрашивают, он отвечает, действие началось. И вдруг... пластина опускается, свет в зале зажигается, на сцене появляется другой парень и говорит, что он режиссер этого спектакля, у них неполадки с проектором, они, конечно, извиняются, придется немножко подождать, но потом все начнут с самого начала. Мы с моими спутницами решили поначалу, что это острый режиссерский прием. Но нет, что-то, правда, не работало. Вот в Тбилиси моей молодости, если в кино во время сеанса рвалась пленка и в зале зажигали свет, во-первых, никто не извинялся, во-вторых публика кричала: «Сапожник, пиначи, мехаше», - до тех пор, пока показ не возобновлялся. К чести публики в Тель Авиве, никто обидных слов не кричал, а когда неполадку устранили, народ благодушно похлопал искусству механиков. Итак, все началось сначала, и выяснилось, что время от времени живые актеры разыгрывают сцены с изображениями собеседников, записанными при постановке спектакля и крупно проецируемыми на эти пластины. Театр и кино в диалоге. Мой покойный дядя в таких случаях говорил: «Половина - сахар, половина – мед». Ладно, можно и так, наверное, но тогда та часть, которая кино, должна по качеству (яркость, четкость) быть на современном уровне. Мы же видели на экранах картинку довольно тусклую с размытыми краями. Впрочем, все что я написал, ни в коем случае не означает, что не стоит на этот спектакль идти. Пьеса крепкая, детективная линия до последней сцены не угадывается, наши израильские реалии, включая русский акцент у бабушки, верно подмечены. В конце концов, не одними же шедеврами жив театр!
Буривух

"Мужья и жены" в МХТ имени А. П. Чехова

Поехали в «Гешер» смотреть спектакль МХТ «Мужья и жены». Как раз в этот день в Тель Авиве проходил «Парад гордости», так что на подъезде к театру нам стали попадаться группы очень раздетых и ярко раскрашенных молодых, и не очень, людей, которых трудно было себе представить мужьями или женами даже друг другу. Стоянку для машины нашли чудом. Театр был полон, ложи точно блистали бы, но чего нет, того нет.
Пьесу для этого спектакля режиссер Богомолов выкроил из сценария фильма «Мужья и жены», вышедшего на экраны в 2002 году. Фильм сделал Вуди Аллен. И сценарий, и режиссура, и главная роль – все его.
Начинается действие с того, что супруги Гэйб и Джуди, обеспеченные ньюйоркцы средних лет, совершенно неожиданно узнают, что их ближайшие друзья - Джек и Сэлли, у которых все, вроде, было хорошо, решили развестись. Это известие заставляет Джуди усомниться в прочности ее брака, в то же время Гейб, профессор университета, увлекается своей блестящей студенткой. На горизонте появляется разведенный Майкл, редактор журнала, в котором Джуди работает. Майкл нравится Джуди, но она сводит его с Сэлли. Никто не понимает точно, что именно он чувствует к своему  супругу и потенциальным партнерам. По ходу действия, свободный Джек сначала сходится с проституткой, а потом – со странной любительницей аэробики. Все заканчивается тем, что Джек и Сэлли снова женятся, Джуди становится женой Майкла, а Гэйб остается в достаточно комфортном одиночестве. Понятно, что такой сюжет открывает перед режиссер безграничное поле возможностей, но... Герои говорят друг с другом подчеркнуто отстраненно, безэмоционально, даже когда речь идет о сексе. Они иногда застывают в определенных точках, тогда их лица проецируется на задник сцены. Даже в моменты критических объяснений они не прикасаются друг к другу. Богомолов сделал очень стильный, сухой, сдержанный и утонченный спекталь. Утонченный настолько, что порой  сходит на нет.  Помните эпиграмму:
Твой стиль суховатый и сдержанно-краткий
Без удержу хвалят друзья...
Уздечка нужна, чтобы править лошадкой,
Но где же лошадка твоя?

Я не согласен с высказанным мнением, что спектакль идет без перерыва, потому что в антракте публика разбежалась бы. Нам с Аней во время спектакля скучно не было. Ощущение некоторой выделанности и снобизма показанного пришло уже за пределами зала.
Очень рекомендую посмотреть старый фильм Вуди Аллена. Он безоговорочно хорош. И, обратите внимание, в фильме упоминается Толстой. Уверен, не случайно. Мне кажется, сюжет придуман образованным Вуди Алленом в виде протеста против знаменитой максимы Толстого: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». У Вуди все семьи несчастливые и все несчастливы одинаково.
Буривух

"Мандельштам" Дона Нигро в театре Виктюка

Интересно, что Виктюк предпочитает ставить пьесы авторов, в России малоизвестных. Для него, верно, нет проблемы поставить Шекспира, Мольера или Теннесси Уильямса, но это ему не интересно. Он захватывает зрителя не новой интерпретацией знакомого материала, а лавиной неразделимого сплава сценографии, музыки, сюжета и актерства. Его постановки делят зрителей на непримиримых сторонников и противников его эстетики. Пару дней назад в Тель Авиве на спектакле «Мандельштам» мой сосед довольно громко говорил спутнице во время действия: «Как же все это не естественно, видеть этого не могу!» И, представьте себе, склонил голову к коленям и так просидел большую часть спектакля. Но, помилуйте, искусство ведь не естественно по своей природе. Ну что естественного в фуге Баха, в гентском алтаре ван Эйков или в «Солярисе» Тарковского?
Но возвращаясь к Виктюку... День был рабочий, тяжелый. Погода отвратительная. Ехать вечером в Тель Авив в дождь и в пробках совсем не хотелось. Но мы преодолели сплин и лень и были вознаграждены сторицей. Виктюк поставил пьесу американского драматурга Дона Нигро «Мандельштам». Постановка совмещает и вечную тему противостояния «тиран – художник», и прямое высказывание против идущей сейчас в России кампании по отбеливанию «кремлевского горца».
Два часа непрерывного действия на сцене присутствуют все пять действующих лиц: Осип Мандельштам, Надежда Мандельштам, Борис Пастернак, безымянанная жена Пастернака и Сталин. Портретного сходства у персонажей с прототипами нет вовсе. И оно не нужно, ведь это имена и собственные, и нарицательные одновременно. На сцене выгорожен прямоугольник низкими металлическими прямоугольными же конструкциями, герои сидят на прямоугольных металлических табуретах. А вне прямоугольника по сцене разбросаны тяжелые металлические щиты с фото арестантов-писателей в профиль и анфас. Большую часть действия герои двигались вдоль конструкций по прямоугольным траекториям – они уже загнаны властью в жесткие рамки. И лишь в моменты крайнего напряжения все, кроме Сталина, вырывались за пределы прямоугольников, метались между щитами с фото, поднимали эти тяжеленные щиты,  напоминая себе и нам о загубленных жизнях, и с грохотом их роняли, как бы захлопывая крышки гробов. На заднике сцены полотно с изображением распятия без креста. Над сценой висят растерзанные манекены, которые иногда опускаются, так что герои продираются сквозь них, иногда уходят высоко вверх.
В центре всего действия судьба Мандельштама - бесполезного, неудобного, а после написания «Мы живем, под собою не чуя страны...» враждебного вождю «всех времен и народов». Несколько сцен перехватывают дыхание.
Вот Сталин (Дмитрий Жойдик) запрокидывает голову к солнцу – софиту, как бы общаясь с ним. Это единственный достойный собеседник, все остальные ничтожны и не интересны.
Вот Мандельштам (Игорь Неведров) в ссылке в Воронеже пытается написать стих, прославляющий Сталина, чтобы спасти хотя бы свою жену. Ведь он мастер, ну что ему стоит! Но какие-то игривые, нелепые слова сами собой влезают в ткань стиха, и строчки становятся такими глумливыми, что поэт в ужасе прекращает эти попытки.
А вот Сталин говорит Пастернаку (Прохор Третьяков), что они друзья. И Пастернак может сделать своего друга Сталина счастливым, если подпишет, наряду с остальными, некое письмо в Союз писателей. Судьба упомянутых в письме уже решена и вовсе не зависит от того, подпишет Пастернак или нет, но  судьба самого Пастернака, конечно, зависит от того, захочет ли он выполнить эту небольшую просьбу своего «друга». И Пастернак замирает завороженный этой убийственной логикой.
Женщины в постановке мне показались не очень удачно подобранными, особенно жена Пастернака. Честно говоря, лучше бы ее и вовсе не было на сцене. Зато Неведров хорош непередаваемо. Поэт, теряющий разум и жизнь под ударами несчастий, погибает так, что кажется и актеру уже не подняться на поклоны под овацией  зала. А еще и удивительная музыка, точные костюмы, слаженность ансамбля.
Театр, господа! Театр от начала и до конца, без швов и зазоров.
Буривух

Шендерович и Роговцева

Ну, какого черта писать о спектакле, который не слишком понравился? Вопрос! А спектакль так и назывался «Какого черта». Пьесу написали Ирина Иоаннесян и Нателла Болтянская. Ирина инженер, экономист, владелец стартапов, а Нателла Болтянская, сами знаете кто. В общем, парочка не профессионалов, и пьеса получилась так себе, вполне непрофессиональная. Одна моя знакомая, тоже побывавшая на этом представлении, заметила: «Пьесу написать, не ишака купить». Содержание пьесы таково. К очень пожилой и очень талантливой актрисе А.А. является Черт, который предлагает ей продать душу за то, что она не будет слишком долго в ужасно некомфортных условиях стоять в очереди перед попаданием в ад. И за какие-то блага до конца жизни. Почему-то Черт предлагает ей срочно вызвать ее взрослых детей. Старшая дочь – врач-нарколог, сын -- профессор русской литературы и младшая дочь – плохая актриса. Дети появляются. И выясняется, что каждый из них недоволен своей жизнью и имеет претензии к маме. Черт предлагает им, одному за другим,  продать душу за решение его проблем. Как-то неожиданно А. А. выпрашивает возвращение молодости, суля за это вместе со своей душой души всех своих детей. Она подписывает с Чертом контракт. Дети, конечно, этой сделкой потрясены и пытаются ее перебить, предлагая Черту души любовников, сотрудников и даже домашних хомяков. Затем, в полном соответствии с подписанным контрактом, А.А. умирает, видимо, чтобы родиться заново. Но адская бухгалтерия находит контракт несоответствующим правилам. И предлагает Черту все начать заново. И тут А.А. оживает, а ее дети появляются вдруг в виде тех, кем хотели стать, но не стали. Все.

Сына играет какой-то любитель. Профессор у него никак не вылепливается. Дочерей представляют актрисы, но все у них так ходульно, так не живо, особенно у младшей. Та, что играет младшую еще и режиссер этого представления. По ходу спектакля я прикидывал, что у нее получается хуже: режиссура или актерство. Пожалуй, оба хуже. Но... роль А.А. играет Ада Роговцева, а роль Черта -- Виктор Шендерович. И дуэты этой пары прекрасны. Согласитесь, черта сыграть труднее, чем профессора, но черт Шендеровича совершенно естественный и вечный. Легко представить его в ботфортах и шляпе с пером, хотя на сцене он носит простой костюм и ботинки. А Роговцева так изящно, без малейшего пережима, играет старую актрису – грешницу, ни в чем ничуть не кающуюся. Вот эти двое тянут за всех неумех: авторов, режиссера, других актеров и делают спектакль из провального вполне приемлемым.

Буривух

Дом как зеркало...


Это не театральная декорация!

Домики соседствуют на тихой безлюдной улице в Брюгге, где-то между суетливым вокзалом и забитом туристами Марктом. Хотя мы и жили неподалеку, увидеть хозяев этих домов как-то не довелось, но мне симпатичней те, чей дом слева – у них даже черепица на крыше светлее.

Буривух

Тбилисское 2. Неожиданности...

Один из дней нашего тбилисского отпуска оказался полон неожиданными событиями и впечатлениями. Заходим в новый торговый центр, что на улице Руставели около площади Независимости (Ленина). А в глубине его роскошного вестибюля читаем по-русски и по-грузински: «Театр Грибоедова». Оказывается, отсюда нынче вход в наш родной театр. Ну, здравствуй, дорогой! Судя по афише, театр переживает нелегкие времена, но все еще живет. Но не встреча с театром удивила нас. Он-то в этом месте был всегда, его нынче просто встроили внутрь торгового здания. Неожиданным был огромный портрет у входа в театр. Вот он:
Это же надо, Бурмистрова Наталья Михайловна, прима нашего театра, действительно прекрасная актриса. Мы смотрели все спектакли с ее участием. До сих пор вспоминаю «Двое на качелях» и «Миллионершу» с ней в главных ролях. Я думал, если кто ее и помнит, так это разбросанные по миру русскоязычные тбилисцы преклонного возраста. Так нет же! Вот она: народная артистка и почетный гражданин Тбилиси.
Выходим мы в приподнятом настроении на улицу, и тут к нам бросается совершенно незнакомый парень лет сорока с громким воплем: «I love Israel». Отстранившись позорно сбежав от него, мы попытались понять, что произошло! Говорили мы по-русски. Никаких пакетов с ивритскими надписями у нас не было. На Ане не было никаких украшений с израильской символикой. Ничего, что могло бы указать на страну, где мы живем. Ладно, погуляли мы по улицам и подъездам Сололаки. Попили кофе в «Пурпуре», где даже туалет так изыскан, что хочется его сфотографировать. На бывшей Дзержинского, нынче Ингороква, пообедали очень вкусно в недешевом ресторане «Азарпеша». И двинулись к метро.  У симпатичного фонтана с голубями
обгоняет нас женщина среднего возраста, приостанавливается, оборачивается и на хорошем русском говорит: «Вы не местные. Здесь скоро начнется демонстрация. Могут перекрыть вход в метро. И вообще МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ ВСЕ. Будьте очень осторожны, а лучше всего уезжайте отсюда». Ну и дела! Но на этом неожиданности не кончились. В пять часов вечера у нас был намечен концерт из серии: «Музыка в тбилисских дворах». Я как-то сомневался, когда заказывал билеты на этот концерт. Боялся откровенной халтуры. А халтуры как раз и не было. В старом просторном тбилисском дворе (вот один из его уголков) расставили прямо под открытым небом стулья и табуретки. Пришло человек пятнадцать зрителей. Подошли исполнители и начали петь. Трио с гитарой, женщина, поющая без аккомпонемента, кто-то еще.  Совсем не профессионалы. И никаких микрофонов и усилителей – живой теплый человеческий голос. А двор-то жил своей жизнью, въехала машина, соседка на верхнем этаже начала развешивать белье и остановилась, заслушалась. Профессионалам здесь нечего было делать. Оперный певец или изощренный джазист были бы тут неуместны, как белый стейнвейский рояль возле этой, малость покосившейся лестницы. Под конец концерта слушателям раздали слова «Сулико» на русском, английском и грузинском и мы все вместе весело спели эту ужасно грустную песню. Ну, а уж после хорового пения соседка вынесла большой только что испеченный торт прямо на противне, каждому досталось по большому куску, и певцам и слушателям. Такая вот сладкая неожиданность в завершение дня!
Буривух

"Сны господина де Мольера" в Ленкоме

«Сны господина де Мольера» по Булгакову в Тель Авиве давал Ленком.
Согласитесь, это предложение содержит в себе обещание, если не театрального чуда, то просто хорошей яркой постановки. Исходя из этого и деньги за билеты были плачены немалые, и дорога в сплошных пробках до театра была осилена не близкая. И все, говоря ясно и честно, зря. Пустые расходы и хлопоты.
Поставил пьесу неизвестный мне режиссер Сафонов. А главную роль - Мольера сыграл Миркурбанов. У этого актера неважная дикция. Может быть, он хорошо смотрелся бы в пантомиме, но здесь приходилось напрягаться, чтобы понять, что он говорит. Плохая дикция у главного героя – это уже кое-что.
Режиссер, наверное, читал «Гамлета», но теми рекомендациями, который давал тот актерам, пренебрег. А Гамлет просил не кричать, не пилить воздух руками и не разрывать страсть в клочки, но именно этим большая часть актеров по ходу спектакля как раз и занимается.
Театр умеет много гитик, тут кроме актеров и костюмы, и декорации, и музыка. Режиссер должен собрать все это, чтобы с некоей целью создать новую, несуществующую прежде реальность, втянуть в нее зрителя, пройти со зрителем все перипетии действа и оставить его счастливым от своего участия в представлении, независимо от степени трагичности сюжета. В этом спектакле была очень сложная массивная подвижная декорация, которая с происходящим на сцене плохо соотносилась, костюмы у некоторых персонажей были неприятно фарсовыми, без всякой на то причины, а музыка порой была слишком громкой, а порой излишне многозначительной, так в одной из сцен зазвучало необъяснимое соло на саксофоне. Да и с актерами все как-то странно. Вот у того же Миркурбанова уровень  мрачности по ходу спектакля не меняется, что не вполне естественно, ведь в начале спектакля он обласканный королем директор придворного театра и должен чувствовать себя много лучше, чем в конце, когда на него ополчаются власти.
Спектакль не сложился, не возник сверхэффект, который должен получиться из-за сложного взаимодействия всех компонентов постановки. Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что сцены с участием короля (Вержбицкий) или бывшей любовницы Мольера Мадлен Бежар (Большова) были очень неплохи.
Напоследок замечу, что на этом спектакле мне порой было скучно, порой тоскливо, а уж моя в этом вина или театра, не мне судить.
Буривух

Театр пустует

В этом самом месяце, в марте, 115 лет назад в Кишиневе на протяжении двух дней шел еврейский погром. Последствия его были ужасны:
Разгромлено 1350 еврейских домов, почти треть всех домов города.
Разграблено 500 еврейских лавок
Убито около 50 (интересно, что разные источники приводят разные цифры)
Ранено около 600 человек.
Сейчас в Википедии вы можете найти статьи, в которых утверждается:
что власти к организации погрома отношения не имели;
что погром не был остановлен при первых признаках просто из-за неповоротливости начальства;
что погрома вообще не было, а произошедшее - это одно из сражений в межплеменной войне на территории России;
что евреи были сами во всем виноваты, так как пытались организовать самооборону;
что погром безосновательно был использован для разворачивания клеветнической компании против России, ну и прочее в том же духе.

Не хочу ничего из этого комментировать, лучше приведу вам сообщение киевской газеты, вышедшей вскоре после упомянутых событий.
"Кишиневский погром печально отразился на театральных делах города.
Стало известно, что гастролировавшая там труппа потерпела большие убытки.
Местные театралы, преимущественно евреи, не посещают театр, и он пустует."

("Киевлянин", 1903, №131)